Спасатель заинтересован в наличии утопающих

— Я всё время себе говорю, что у меня всё хорошо. Ко мне всегда обращаются за помощью. Но я, оказывается, не всегда делаю хорошо. Для меня это подарок — увидеть саму себя.

― Кому вы всё время помогаете? Кто является вашим клиентом? Помогать надо тому, кто сам не может. Это убогие — общим словом назовем. Почему к вам подходят всё время? Значит, тот, кто подходит к вам глупый, а вы умная. К вам подходит человек, который не может сам что-то сделать. А вы можете подходить к кому-то и просить о помощи? Нет. Вы застыли в одной роли — вы всё время помогаете. И поэтому все вокруг будут убогие. Этот подошел, потому что что-то болит, этот подошел, потому что что-то не понимает.

— Я пригласила учителя цигун к себе домой, мы с ним много говорили. Я была такая хорошая, хорошая, хорошая, а он был для меня как ребеночек. Он спросил: «Почему ты этому ребеночку не давала развиваться? Почему у него отбирала?»

— Потому что вы хорошая, всё знаете, всем помогаете. И рядом с вами будут недоразвитые дети, или они умирать будут, или еще что. Они сами не жизнеспособны. Им всё время к вам надо ходить. А не будет вас, так они выживут? Не выживут. Или будут искать еще кого, к кому ходить и спрашивать.

— Это я сейчас понимаю. Но сейчас я явно увидела себя. Я такая хорошая, всем хочу помочь.

— Так хорошая ли вы, когда хотите помочь, или вы очень плохая? Это вопрос ребром. Знаете, добрыми намерениями устлана дорога в ад. Кстати, народная поговорка. С какой такой стати? За ребенка можно и жевать, и ходить, а ребенок так и останется недорослю. И не выживет. А мама говорит: «Я лучшая мама! Я вместо него и какала, и писала, и кушала, и всё. Только почему-то ребеночек умер раньше времени ни с того ни с сего». Горе у матери. И все мать жалеют. А что мать сделала именно это, так нет, я — мать.

— И наркомания у тех детей, у которых есть сверхопека.

— А кто наркоман? А тот, который не может сам ничего сделать. У него только галлюцинации. А его к этим галлюцинациям приучили.

— И даже если они не употребляют наркотики, то они уже не способны.

— Правильно! Спасательная станция заняла первое место по спасению. У них человек двадцать за день тонут, а они всех спасают. Самые лучшие спасатели. Но вопрос: «А как они стали самыми лучшими?» А потому, что у них тонут всё время. Но никто не задает вопрос: «Почему они тонут?», все восхищаются качеством их спасания. Младенца выловили, женщину, мужчину. Великолепно! Никто не задает вопрос: «Почему они тонут всё время?» А спасателям и надо, чтобы еще больше тонуло. То же самое нужно здравоохранению. Они чем занимаются? Болезнями. Чем больше болеет людей, тем лучше. Но они же люди в белых халатах! Они же и заинтересованы прежде всего в большом количестве пациентов. В чём заинтересованы полицейские? В преступлениях. Не будет преступлений — не будет полицейских. Не будет болезней — не будет Минздрава. Лечить будет некого. Это как же, мы кресло потеряем, должность? Так что мы в этом заинтересованы. А говорим о чём? О прекрасном. Боремся с чем? С недостатками. Не будет недостатков — не с чем будет бороться, не будет нас. Вы заинтересованы, чтобы мы были.

— По жизни я прожила, как скорая помощь. Помочь всем и каждому, беспокойство. И сейчас произошло осознание, но всё равно это продолжается: я всё время вынуждена решать какие-то проблемы. То крыша протекла, то трубу прорвало. Это беспокойство внутри меня. Я своим внутренним беспокойством создаю ситуации, которые героически решаю. Мне хочется в этом разобраться. В каком направлении идти?

— Я сейчас очень четко сказал, в каком направлении идти. Дальше уже вы сами решайте, что делать. Но, есть вопрос: «А на самом ли деле вы хотите этого? Тогда вам придется сложить все ваши флаги, вымпелы, награды»

— Я готова сложить. Подошла к пониманию.

— Не уверен. Я знаю, что это такое — подойти к пониманию. Я всё испытал на себе.

— Меня стало беспокоить: «Почему столько ситуаций создается?» Я поняла теперь, что причина внутри меня.

— Причина одна — важность.

— Крыша потекла, я должна этим заниматься. Это моя важность?

— Если спасателю некого спасать, то какой он тогда спасатель? А если много кого есть спасать, то он крутой спасатель.

— Я поняла направление. Это важность.

— Важность определенной роли. Надо увидеть то, как эта роль создает всё необходимое, чтобы это продолжалось. Теперь, смотрите, действительно ли вы хотите это завершить? Или вы создаете иллюзию?

— Я хочу завершить.

— А с какой такой стати? Всю жизнь вы так жили, достигли больших высот, у вас все стены в грамотах. И вдруг человек решил завершить.

— Мне пришло понимание, что я создаю всё это сама.

— Хорошо. Там не было понимания.

— А сейчас опять проблема, и я думаю, что опять мне ее решать.

— Вы от проблем устали или от званий? Вы сейчас еще Героя Советского Союза получите. Еще пара спасенных и всё.

— Если я скажу, что от проблем устала, то это получится неправда. Правда будет, если скажу, что от званий?

— Не знаю, не знаю. Я ведь ничего не навязываю. Я спрашиваю.

— Здесь ни правильный ответ нужен. Здесь ваш ответ нужен.

— Здесь нет правильных и неправильных ответов. Если вы двигаетесь в этом направлении, то это всё верно. Если вы двигаетесь в старом направлении, о котором мы сейчас говорим, то — нет. Так что тут нет единого правильного. Здесь многомерное.

— А мне кажется, что хороший пример о спасателях. Уяснить себе, что ты хороший спасатель, потому что народу много тонет. Вот этот момент зацепить. Именно это поймать.

— Да. И то, что ты заинтересован в том, чтобы они продолжали тонуть.

— Я теперь заинтересована, чтобы не было этих ситуаций.

— Так ли это на самом деле? Это самый основной вопрос. Сказать человек может всё что угодно. Особенно, если вокруг говорят то же самое. Поэтому вы начинаете водку с пивом мешать, что называется. И совсем ведь пронесет потом. Я вам показываю, что то, что здесь говорится, — это не просто так. Но мы это всё адаптируем. Личность все хочет адаптировать. И еще более успешно получать то, к чему она привыкла. А от этого тошнить начинает. Вот вам вода, которая делает вас сумасшедшим, и вода, которая сохраняет Целостное Видение. Вы не можете смешивать. Человек из притчи не смог больше этого выдерживать и выпил сумасшедшей воды. И приспособился к другим сумасшедшим. Если вы пьете воду другую, то вы ясно видите всё вокруг. И главное — видите в себе. Не просто вокруг, а в себе. Всё в себе.

— Я пришла к пониманию, что источник во мне. А что именно и как с этим работать — это мне не ясно.

— А это действительно ваш показатель того, что вы будете двигаться по этому пути. И это каждодневный труд. Что вы думаете, так легко с одной воды на другую перейти?

— А почему вы говорите, что труд? Мне кажется, что это не труд. Это так здорово: зацепить себя на этом и раскрутить.

— Возможно, что у тебя это будет здорово. Но для меня это труд. Я говорю о себе. Если вам удастся получить удовольствие от этого, то пожалуйста.

— Когда говорят слово «труд», то по программе, которую в нас заложили, слово «труд» означает некое напряжение.

— Да, напряжение. Это то, в чём я нахожусь. Без напряжения нет ничего, лампочка не загорится. Нет тока, нет напряжения, ничего не горит. И где тогда полезная работа?

— Нет, сейчас вы за слово «труд» зацепились. А мне кажется, что не труд, а удовольствие. У меня такое восприятие работы.

— Хорошо. Делайте это под любым лозунгом. Раз уж вам хочется называть это так — называйте так. Я называю это по-своему. Вы можете называть иначе. Но делайте. Если вы будете делать и называть так, то, пожалуйста.