Любой идеал — это внутренний прокурор, осуждающий тебя на роль раба

— При социализме были коммунистические идеалы. Есть идеал — к нему надо стремиться. Надо сделать из кого-то этот идеал. На самом деле идеал — это нечто нереальное, несуществующее. Таким образом, иллюзия выдвигается как нечто такое, к чему нужно стремиться, чему надо поклоняться. Достигнуть иллюзии невозможно, так как она нереальна. В итоге получается, что все ваши усилия по ее достижению сводятся к осуждению и вине. Всегда можно осудить, обвинить другого, то есть самого себя, за то, что ты не соответствуешь идеалу. Идеал — это недостижимая иллюзорная цель. Гоняясь за идеалом, ты всегда будешь осужден, неудовлетворен. Идеал возносится, как флаг. Ты и должен быть неудовлетворен, а иначе тебе просто не к чему будет стремиться. Ты должен быть всегда неудовлетворен, иметь всегда перед глазами идеал и стремиться к нему.

— Причем очень легко управлять человеком, который стремится к идеалу.

— Всё перевернуто с ног на голову. Человек, стремящийся к идеалу, не видит себя, не понимает, кто он есть.

— Обожествление есть провозглашение чего-то не существующего здесь. Далее говорят, что это несуществующее должно стать предметом вашего реального достижения. Как вообще можно достигнуть того, что не существует? Хотя предполагается, что этого можно достичь. Что такое идеал — не очень-то понятно. По этому поводу есть только предположения. Но вас будут всё время обвинять в том, что вы его не достигли, то есть вы находитесь, фактически, в роли раба. Распространена иллюзия «Бог и раб Божий». Социализм устранил религию, ему не нужна конкуренция, он сам религия. Даже Троица при социализме была: Маркс, Энгельс, Ленин.

— Когда идеализировали Ленина, то брали ту сторону, которая была выгодна, а чего не было, то просто досочинили. Если кто-то подвергал идеал сомнениям, его уничтожали.

— Ни в коем случае нельзя запятнать идеал. Люди становились рабами своих идеалов. Все мы помним, как вводился идеал Ленина при социализме. Весь он был такой замечательный: добрый, прекрасный и детей любил, а какой он честнейший был в детстве! Вот так и создаются идеалы. О какой двойственности может идти речь в этом случае?

— А мне кажется, что у него этих качеств и не было.

— Его образ был создан как идеал коммуниста или святого, если использовать религиозную терминологию.

— Весь он из себя был правильным коммунистом, а то, что у него там деревенька одна, другая была, так об этом никто не знал.

— Народ этого знать не должен, знает это только определенный круг людей. Они это скрывают. Народ должен знать только идеальный образ, а не дуальный персонаж.

— Если информация просочилась, а круг знающих людей ограничен, то знают, где искать.

— Живут все в полном страхе: не дай бог сболтнешь по пьянке.

— Если дознаются, что проболтался, то всего лишат. А терять статус и прилагающиеся к нему материальные ценности никому не хотелось. Ситуация была создана, конечно, крайне непростая. С одной стороны, сплошная ложь и фальшь, а, с другой стороны, — народ, который должен верить в идеал.

— Лозунг был «Железной рукой в светлое завтра», «Колхоз — дело добровольное», попробуй не вступи — последнюю курицу заберут, а тебя — в ссылку.

— Очень хорошо видна пропасть между тем, что говорится, и тем, что делается. Причем интересно, что всё это сосуществует вместе и одновременно.

— Люди погружались в ложь, чтобы добиться определенных целей.

— Полностью отключались чувства, работал только ментал в состоянии «должен», «обязан».