Наследство, которое получает каждый, — это набор страхов отца и матери

— Когда я разговаривала о нашем роде с мамой, то она мне рассказала о желании отца иметь много детей. По факту нас трое, это тоже немало, но он хотел, чтобы было еще больше. Мать делала аборты из страха, что они не смогут нормально обеспечить детей, время тогда было социалистическое: ни продуктов, ни вещей. Этот страх выживания я начала реализовывать в своей жизни. Я не выходила замуж, но и не позволяла себе родить ребенка из страха, что не смогу создать ему нормальных условий для жизни, питание и так далее.

— А я переняла от своей мамы страх измены отца, то есть мужчины. Именно этот страх я реализовала в своей жизни.

— Вы говорите «страх измены», а я говорю, что это желание измены. Фактически мы создаем ситуацию измены, а далее из нее будем получать свои плюсы. Например, вы можете тогда обвинить того, кто вам изменил: «Я-то порядочная, а ты — распутник. Этим я тебя и буду попрекать».

— Именно так. Отец всегда был виноват перед матерью.

— Когда человек находится в чувстве вины, то им легко манипулировать. Увидьте, что ситуация измены выгодна матери, так как она может через чувство вины манипулировать отцом.

— Мать во время войны спасла ему жизнь. Я думаю, отсюда у нее шел страх потери.

— Смотрите, страх потери через смерть — это одно, но он, например, может уйти к другой женщине.

— Если женщина начнет очень жестко контролировать мужчину, то он всё равно уйдет к другой, либо умрет, то есть реализует этот страх.

— Совершенно верно. Таких случаев много.

— В итоге так и произошло: отец умер, а мама сказала: «Я его любила, а в глубине души — ненавидела». Любила, ненавидя, и ненавидела, любя. Она полностью реализовала свой страх.

— Она и не могла его не реализовать, ведь мы творцы своей жизни, но творцы, не понимающие, что творим. Мужчина, гуляя, если можно так сказать, продлял себе жизнь. Если он не будет гулять, то пойдет его физическое уничтожение. То есть следующий этап — это его смерть. Уход к другой женщине — это более мягкий уход. Я наблюдал такие ситуации в многодетных семьях, где у жен был сильный страх ухода их мужа к другой женщине, а он вдруг умирал.

— Женщина творит состояние, а мужчина реализует.

— Совершенно верно. Женщина творит состояние, а мужчина его реализует.

— У меня страх обидеть.

— У тебя всё время реализуется страх быть обиженной, а отсюда и страх обидеть. Тебе надо обидеть, чтобы прочувствовать ту и другую сторону. Тебя всё время обижают, а ты вырабатываешь какие-то способы, чтобы не обижаться, но в итоге сохраняешь свой страх. Когда мы выходим на двойственность, то видим, что в ее основе лежит страх. Если мы проговариваем его, то можем увидеть, осознать его. Вы боитесь обидеть, а в итоге всё равно обижаете, только не видите этого. Откуда всё идет? Из ваших страхов, которые оформлены у вас в определенные представления. Причем их сразу не видно потому, что они проявляются по фрагментам, а у людей нет никакой инструкции, что же с этим делать.

Есть настольная игра «Пазлы», в нее вкладывают картинки, которые можно собрать. Наш процесс подобен такой игре в том, что мы тоже собираем себя в целое. Но для этого вам надо знать ту картинку, которую вы имеете намерение собрать. Я вам всё время напоминаю о ней. Если вы начинаете придумывать такую картинку, опираясь на иллюзорные фантазии, то в итоге соберете лжекартинку, и она не сработает.

— Порой просто не знаешь, что с этим делать.