Душу невозможно определить, но можно переживать

— Невозможно понять, что есть душа, исходя только из ментальных представлений. Существует множество определений души, но ознакомившись с ними, ты не познаешь свою душу. Ты не можешь определить, что есть душа, но можешь переживать ее. Осознавать свою личность и физическое тело — это и есть переживать себя как душу. Самоисследование ведет к тому, чтобы структура человека как триединого существа была осознана им.

Если ты осознал свое триединство, то становишься способным творить то, что намереваешься, полностью осознавая свое намерение. Но пока человек находится в разделенном, фрагментарном состоянии, он борется с самим собой. Тот, кто борется, и тот, с кем борются, — это всё ты. Не осознавая полностью сценариста и режиссера своего спектакля, мы постоянно недовольны происходящим на сцене нашей жизни.

Сценарист — это душа, режиссеры — это дуальный ум, а актер — это физическое тело. Спектакль нашей жизни в дуальной реальности ставится двумя режиссерами-близнецами. В качестве их символа можно взять знак Близнецов. Два человека смотрят в противоположные стороны, прижавшись друг к другу спинами. Они не видят друг друга, но очень хорошо чувствуют. Один из них создает «хочу это», а другой — «не хочу это» или иначе — «хочу противоположное». В каждый конкретный момент времени обусловленный ум человека сознает только желания одного режиссера и реализует их, преодолевая сопротивление, создаваемое противоположным, несознаваемым им режиссером.

При этом сценарист пишет сценарий для обоих режиссеров, они оба ставят этот спектакль, имея равные полномочия. Они действуют синхронно и одновременно, но в противоположных направлениях, как две части ножниц. Но повторяю еще раз, что обусловленный ум, отождествляющий себя с одним из двух режиссеров, не хочет принимать творчество другого режиссера и воспринимает его как нечто ненужное, нехорошее, ужасное, короче говоря, не то, что он ожидает от жизни.

— У Оли очень показателен пример с кражей кошелька. Шел импульс: «Хочу поменять кошелек», но она на него не отреагировала, не реализовала, тогда другой режиссер начинает свое творчество.

— Оля не понимала этого импульса по той причине, что отождествила себя с той частью, которая не хочет расставаться с кошельком. Её режиссер говорит: «Это наш кошелек, мы его никому не отдадим». Другой режиссер говорит: «Нет, пришло время расстаться с ним». Произошла сцена, которую поставил режиссер, предлагающий расстаться с кошельком, но оцениваться она может с позиции другого режиссера, который не желал расставаться с кошельком. Когда режиссер, который не хотел расставаться с кошельком, видит сцену его кражи, то он раздражен и негодует.

Как видите, оба режиссера имеют одинаковые полномочия в постановке спектакля вашей жизни, при этом они реализуют противоположные тенденции одних и тех же двойственностей. Один белый, а другой черный, один — инь, а другой — ян.

— Надо быть очень чутким к себе: почувствовала импульс поменять кошелек, пошла и сделала, тогда не надо терять деньги, переживать потери. То есть почувствовала — иди и делай.

— Потеря кошелька — это некое физическое действие, ведущее к определенному результату, но результату не физическому. Всё учтено с точки зрения сценариста, но непонятно с точки зрения одного из режиссера, потому что сценарный план вашей жизни пишется в двойственности, в парадоксе, в противоречии. Кража кошелька — это не просто потеря денег, это действие, которое может привести к изменению вашего восприятия самого себя или к обычному недовольству, раздражению, обвинению, жалости к себе.

— Вполне возможно, что за кражей последуют какие-то мои внутренние изменения.

— Это не просто, но возможно. Я привожу свой пример. Появляется некая Ира в Екатеринбурге, она предлагает сделать мне массаж, я соглашаюсь. После этого массажа у меня начинается фурункулез. Если я рассматриваю это на уровне дуальности «болезнь — здоровье», то я стал больным, то есть я пригласил ее, чтобы она сыграла определенную роль, которая приведет меня к сильному заболеванию. Такое видение отыгранной сцены спектакля моей жизни толкает меня на дальнейшее осознание активизированной мной дуальности. Результаты видения этой дуальности разнообразны, и осознать их сразу невозможно. Они осознаются по мере проживания активизированной дуальности.

— У меня такое впечатление, что вместе с кошельком я рассталась и со своей нищетой. Он был куплен мной как раз в состоянии большого напряга по деньгам, тогда у меня было такое время, я получала тот опыт.

— Что мы можем предпринять, находясь во сне? Сказать, что мы можем полностью осознать всё, что создает сценарист нашего сна, это значит выйти из этого сна, то есть полностью закончить его исследование. Поэтому мы соглашаемся с тем, что пока не можем понять всё, что делает сценарист, но можем продолжать исследовать это.

— В этом и состоит весь кайф.

— Да, но если мы будем сопротивляться сценарному плану, то будем мучиться и страдать, именно это и делает большинство людей. Либо мы можем перестать сопротивляться и начать осознавать его, понимая, что всё, что происходит с нами, от так называемых мелочей до важного, является совершенно четко определенным планом спектакля нашей жизни. Его надо пережить и осознать.