Сила характера проявляется в сопротивлении

— Сила характера персонажа проявляется в сопротивлении его сознательной стороны его подсознательной стороне. Возьмем двойственность «здоровье — болезнь». Больной привлекает к себе много внимания, окружающие ухаживают за ним, это достаточно сладкое состояние. Но если ты пришел исследовать эту тему, то надо сопротивляться отождествлению с болезнью. Ты начинаешь сопротивляться болезни, совершая массу усилий в сторону здоровья.

Например, Жаботинский в детстве был слабым ребенком, он сопротивлялся болезням и стал одним из самых сильных людей мира. Такого рода вещи происходят в очень большом напряжении полярностей. Для осуществления внутреннего изменения, то есть смены полярности сторон внутренней двойственности, надо прилагать очень большие усилия, сверхусилия. Поэтому на фазе формирования личности такого рода усилия являются необходимыми.

— У меня есть инвалидность. Совсем недавно я приняла решение, что выбираю здоровье. Я почувствовала то же самое состояние усталости, вялости, как и тогда, когда вошла в болезнь, но теперь, зная, что это такое, я продолжаю следовать своему намерению.

— Люди, которые получают здесь интенсивный опыт, должны получить программу активизации заложенных в их личность двойственностей в большом диапазоне. Это проявляется через сильную борьбу одной из ее сторон по отношению к противоположной.

— Познаёшь себя через то, что ты не есть, и приходишь к тому, что ты есть.

— Степень активизации двойственности зависит от интенсивности ее проявления. А это процесс длительный и очень болезненный.

— А я сегодня утром встала в состоянии раздражения, всё мне не так. Я его начала проживать, наблюдать и проговаривать. Пришла дочь, я ей говорю о своем раздражении, она меня понимающе погладила по плечу и дала свое согласие: «Проживай, мама, проживай». Мне не хочется ни с кем разговаривать, внутри всё кипит от раздражения, я его не проецирую ни на что, а просто наблюдаю. Потом я уснула, проспала полтора часа, встала в другом состоянии, а сейчас я его увидела и могу рассказать. Очень много времени в своей жизни я посвятила состоянию раздражения. Я жила в нем не просто неделями, а месяцами и годами. Живя в одной квартире со свекровью, мы не разговаривали с ней по полгода. В чем я жила? А именно в этом состоянии, оно для меня стало просто привычным. Сегодня я в него попала и стала наблюдать за ним, не сбегая, а проговаривая. Тогда-то я раздражение скрывала, молчала и проживала. Я просто не знала, как из него выйти, что надо сделать для этого. Сегодня я вошла в него, изучила и вышла, на всё ушло пять-семь часов. По сравнению с месяцами тогда, пять-семь часов сейчас — это очень быстро. Состояние тогда шло постоянно «на отдачу», раздавала всё, что могла, а сама оставалась в состоянии полной выхолощенности, раздражения. Например, надо общаться с детьми, а в этом состоянии мысль: «Лишь бы не приставали». Сегодня я проживала другое. Ребенок, наоборот, готов передать мне свое состояние, от меня никто ничего не требует. Легла, поспала, отдохнула и вышла. Я увидела, что не надо насиловать себя. Просто обнаружив в себе это состояние, можно его проживать, наблюдать и проговаривать, но по этому поводу не волноваться. Я могу наблюдать за своим раздражением, только находясь вне него. Хоть чуть-чуть, но уже теперь я чувствую твердую почву. Я вижу, что я играю этот спектакль. Я могу наблюдать за собой, только разотождествившись со своим персонажем.

— Если вы отождествлены со своим персонажем, то начинаете всё переживать механически: «Да как же так? Почему ко мне так относятся?» — всё начинает не нравиться, раздражать.

— Но ведь оно же на что-то идет, не просто же так?