Любое страдание основано на осуждении и вине

— Я такой же смелый, как и несмелый. Но я знаю, что буду делать это. И это не просто показатель моей смелости потому, что смелость связана с трусостью. Это показатель страсти к самовспоминанию. Да мне больно, порой не хочу я всё это испытывать, но всё равно сделаю то, что нужно сделать.

— Это страшно и больно.

— Да, страшно и больно, потому что ничего, кроме страха и боли, здесь нет. А когда ты начинаешь прикасаться к нему, то страх активизируется, и ты его отчетливо чувствуешь. Но чувствуешь ты то, что есть в тебе, а не то, что привнесено кем-то. Это то, что есть, так, как оно есть, просто оно находится в хроническом состоянии. Посмотрите, боль была, есть и будет, от нее не уйдешь. Но весь вопрос в том, делаете ли вы из боли страдание.

Боль — это факт, а страдание — это созданная умом интерпретация этой боли, основанная на осуждении и вине. Поэтому не сама боль тяжела, а тяжела вина и связанное с ней ощущение ошибки и неправильности. Мы хотим избегать боли, мы хотим считать, что этот мир может быть без боли. Поэтому всё, что приводит к боли, рассматриваем как ошибку, связанную либо с собственными действиями, либо с действиями кого-то. Как следствие, мы находимся в осуждении и вине и сыплем соль на рану.

— Получается, боль может быть без страданий.

— Да, совершенно верно. Боль она и есть боль. Когда тебе больно, ты будешь плакать, орать, и это нормально.

— Это же страдания.

— Нет, это реакция организма на боль. Страдания — это попадание в иллюзию осуждения и вины. Да, мне больно, но я могу создать из этого страдание или не делать этого. Например, я мог бы сказать, что массаж, который привел к появлению у меня фурункулов, является моей ошибкой, далее я начал бы осуждать Иру, которая сделала мне этот массаж, потом я бы мог осуждать себя за то, что не пошел к врачу раньше. То есть тут масса всяких вариантов самообвинения или обвинения кого-то — вот это и есть страдание, то есть что-то в моей жизни не так, я сделал что-то неверно. На самом деле всё происходит совершенно правильно, потому что оно вскрывает то, что уже есть.

— То есть у меня появилась боль, далее я себя так унизила и загнала тем, что виновата. Раз боль появилась, то я виновата там-то, там-то и там-то, я что-то сделала не так и этим самым я превратила свою боль в болезнь и страдания.

— Совершенно верно. Потому что унижение связано с возвышением. Это как качели, у которых одна сторона опускается, когда другая поднимается. То я говорю, что я неверная и неправильная, а потом начинаю утверждать, что я верная и правильная, а другие неверные и неправильные. Такая раскачка и создает страдание, психологические качели никак не могут остановиться. Чем больше они раскачиваются, тем больше страдания. Страдание и есть, так сказать, нормальное существование эго, которое раскачивает две противоположные стороны самого себя. Через это оно создает иллюзию собственного существования. Так как эго, личность является фиктивным образованием, оно создает иллюзию страдания и через это утверждает себя как то, что существует.

Именно через страдания личность утверждает себя, поэтому конец страданий — это на самом деле конец эго. Так как эго — это единственное, с чем отождествляет себя большинство людей, то им надо не убирать страдание, а наоборот, увеличить его. Парадоксально то, что, с одной стороны, эго говорит, что страдания — это плохо и от них надо избавиться, а, с другой стороны, делает всё, чтобы усилить их. Выйти из эго невозможно, если не вспомнишь, кто ты есть на самом деле. Эго — это единственная самоидентификация спящего, другой у него нет.

Человек боится расстаться с эго так же, как боится смерти, потому что смерть и есть исчезновение эго, то есть видение его как иллюзии. Все усилия спящего направлены на укрепление своего эго, то есть поддержание иллюзии его существования. Постоянного поддержания требует то, что не стоит само. Так вот эго требует постоянного поддержания себя, отсюда распространенное стремление людей к тому, чтобы на них обращали внимание. Если эго не будет получать внимания, миф о его существовании рассеется.

Пожалуйста, можно продолжать поддерживать свое эго, но есть и другая возможность — выйти из него. Готовы ли вы к реализации этой возможности или не готовы — я не знаю. В этой реальности можно знать что-то, но не переживать это на своем опыте. Например, вы читаете книгу по холистической психологии и знаете, что есть двойственности, но вы их не переживаете с целью осознания. Можно просто в них находиться, как это происходит с большинством людей. Хотят или не хотят, но они переживают их, не осознавая этого. Но в таком случае понимания себя у них нет.

Суть нашего процесса в том, что нам надо знать о наличии дуальностей в себе, переживать их и осознавать. То есть осознание происходит только на основании переживания правильного знания о самом себе. Поэтому я постоянно говорю о знании, которое позволяет видеть, почему возникает то или иное переживание, которое надо прожить полностью, обострённо для того, чтобы осознать его.

Иллюзорное восприятие эго, в котором находится большинство людей, не позволяет видеть двойственности, поэтому переживания этих людей происходят механистически. Надо быть в состоянии осознания. Надо наложить холистическое знание на свои дуальные переживания и мысли, осознавая то, что с вами происходит.