Что чувствует мертвый?

— Он, как мертвый, ничего не чувствует.

— Нельзя сказать, что мертвый ничего не чувствует. Страх — это то чувство, которое он испытывает, причем очень сильно. Страх преображается в различные эмоциональные состояния, которые можно свести к осуждению и вине. Смертнику страшно, и он начинает искать козла отпущения, которого сможет осудить за испытываемый им страх.

Почему и из-за кого мне страшно? Вот его основной и вечный вопрос. Обусловленный ум опредмечивает свой страх, объясняя его в привычных для него терминах, а затем находит виновного, чтобы осудить его. Именно поэтому игра в жертву и насильника столь распространена здесь. Насильник имеет тенденцию осуждать кого-то, а жертва — себя. Насильник находит жертву, и разыгрывается спектакль, где каждый получает что-то своё. Так происходит на уровне отдельных личностей, организаций, наций, стран. Механизм реализации такого спектакля идентичен во всех случаях.

Когда люди испытывают сильный страх, то надо найти тех, кто виноват. Например, суд над врачами-убийцами, как это сделал Сталин. Он был мастером в создании такого рода сценариев. Уровень страха в СССР был огромным, уровень страха в самом Сталине — тоже: ему везде мерещились враги и угроза. Страх нужно опредметить, надо найти врагов народа — на самом деле врагов Сталина. Этих врагов находят, это личности с состоянием жертвы. Таких людей в СССР было огромное количество. Жертвенность в России — национальное качество. Многие из таких людей были уничтожены физически. «Нет человека — нет проблемы», — говорил Сталин. Но проблема не в другом человеке, она в собственной личности.

— Получается, что беспокойство, тревога, обида, раздражение — это тоже разновидности страха?

— Несомненно, это так. Смертник живет только в страхе, он просто не знает ничего другого. Когда страх зашкаливает, он убивает других, считая, что так сможет избавиться от страха. Для смертника убивать естественно: либо ты убьешь, либо тебя убьют. Это принцип войны, именно так идут в бой солдаты, именно так их готовят. Поэтому соприкасаться с сознанием смертника очень непросто.

Смертник будет считать, что его хотят убить, поэтому он будет убивать сам. Его игра — «кто первый выстрелит». Посмотрите, такое восприятие распространяется средствами массовой информации, где показывают это в деталях. Люди, посмотрев такие сюжеты, получают импульсы страха. «Ведь это же может случиться и со мной», — думают они. Именно так страх усиливается и передаётся.