Кем вы воспринимаете себя сейчас?

— Большей частью, отвечая на мои вопросы, вы шли от обратного. Просто говорили, что это не то и это не так, и к вам не относится. Но вы живёте, значит, есть нечто, что к вам относится. То, что есть у вас на данный момент, — это какое-то представление о себе, в соответствии с которым вы поступаете. Осознаёте вы его или нет, но имеете его.

Мы воплощаемся, чтобы проживать различный опыт наших представлений о себе и в конце вспомнить, кто же мы есть на самом деле. Кто я есть сейчас? Это вопрос, который должен быть конкретизирован, потому что если вы не видите, кто вы есть сейчас, то не можете создать новую версию себя.

Каждый человек действует из лучшего варианта представления о самом себе. Например, деяния террористов. Для них это благо. Всё зависит от точки зрения, от взгляда на что-то. Нет и ничего не может быть постоянного. Всё меняется в зависимости от того, как вы определяете самого себя.

— А если делаешь что-то по принуждению?

— Значит, вы считаете это хорошим для себя. Вы пошли на принуждение, исходя из того, что это принуждение является для вас хорошим. Но тогда хорошо и то, что вы делаете, исходя из него.

— Хватит ли сил сопротивляться этому принуждению?

— Вся культура здесь построена на сопротивлении и борьбе: выживет сильнейший, все рождены греховными. Это основные мифы данной культуры. Мы рождены греховными, в страхе, мы есть страх. Религии предлагают разные способы избавления от страха. Но это лишь следствие изначально принятой парадигмы о нашей греховности. Считается, что всю жизнь надо очищаться. И вторая парадигма — выживет сильнейший. Тогда почему мы удивляемся войнам, конфликтам, тому, что сильный подавляет слабого. Это возведено в ранг основных принципов данной реальности. Но это очень низкий уровень сознания.

— Это мораль общества?

— Да. Это общество принадлежит к низкому уровню сознания, потому что сознание высокого уровня никогда не допускает таких представлений. У общества высокого уровня есть представление о том, что мы есть одно. Иисус говорил: «Поступайте по отношению к другим так, как хотите, чтобы поступали по отношению к вам». Это провозглашение постулата высокоразвитого сознания.

Здесь всё построено на том, как бы побольше получить для себя, как достичь большего успеха. Все хотят этого и наступают на пятки друг другу. Какой же может быть мир и партнёрство с такой парадигмой? Его не может быть. Надо рассматривать изначальные аксиомы, парадигмы, на которые опирается общественное сознание. Например, психологи рекомендуют не наступать очень сильно на пятки ближнего. Но даже, если вы сейчас не наступите кому-то на пятку, то парадигма не исчезнет от этого, и вы сделаете это, даже сами не понимания того.

— Человек может бояться делать это.

— Пока не встретит более слабого. Таким образом, всё время поддерживается идея разделенности. Но мы в самой большой своей версии — Единое Сознание, мы — Единый Бог. А что делают люди сейчас? Они сами себя кусают за нос, пытаются оторвать его, или их правая рука начинает бороться с левой рукой. Что вы можете делать в таком состоянии? Ничего. Ваши руки борются. Это иллюстрация того, что можно назвать идеей разделенности.

Что сейчас происходит? Всё больше и больше людей начинают понимать ограниченность тех мифов, которые им передавались по наследству. Они хотят построить новую версию самих себя и общества в целом. На чем будет основана такая версия?

— На вспоминании себя прежних.

— На единстве. Изначально мы все едины, мы просто забыли об этом. Нас оторвали от потока любви, когда мы были детьми. У ребёнка изначально нет сил, чтобы сопротивляться этому насилию.

— Ребёнка вводят в мир разделённости. Рождение здесь — это приглашение в ад. Ему изначально не присущ страх, но он его получает, не присуще видение мира как разделенного, но ему это вкладывают. Если общество не изменится, то дети, рождённые в нём, будут нести разделённость дальше и дальше, передавая её по наследству, пока не произойдет то, о чём мы говорим: какое-то количество людей начнёт приходить к идее Единства. Такая идея распространится, и общество будет строиться на новых принципах и парадигме.

— Допустим, эта идея пришла. Какими методами этого достичь? Как мне вспомнить свое единство?

— Есть разница в том, как вы об этом говорите и как я говорю?

— У неё в подтексте идет утверждение, что это невозможно, она не допускает этого. Одно дело говорить об этом и другое — быть.

— Семя, посаженное в подготовленную почву, прорастает, выходит наружу и чувствует лучи солнца. Это переживания растущего растения. И другое дело, если семя, сидя в земле, рассуждает о том, что, возможно, он пробьется и увидит солнце. Есть разница?

— Конечно, есть. А как вы это ощущаете? Вы и есть то, о чём говорите? Между словами и делами существует огромная дистанция.

— Вы так считаете? Сказав так, вы создали это восприятие для себя.

— Я убедилась на собственном опыте, что мысль, которая приходит, и осуществление того, о чем я подумала, довольно сильно разделены по времени.

— Получается так, что вы не верите в то, о чём говорите. В этом большая разница между тем, что говорите вы, и что я говорю. У вас со мной всё время идёт борьба, хотя то, что я говорю, не предполагает никакой борьбы. Вам надо увидеть это.

— Как научиться такому видению?

— Во-первых, захотеть этого. Вы же пока не хотите и на протяжении всего нашего диалога сопротивляетесь тому, чтобы это увидеть.

— Я ещё не услышала никакого определённого метода.

— Вы и не услышите его. Это не вопрос метода, а вопрос намерения.