Самая большая авантюра

— Пожалуйста, кто готов поделиться своими чувствами по поводу происходящего.

— Я радуюсь.

— У меня было недовольство и страх, что произойдет что-то нехорошее, потому что люди не довольны.

— Вы ожидали хорошей встречи, и если кто-то уходит, то встреча плохая. Чтобы играть в футбол в команде должно быть двенадцать человек, а не тридцать. Если на поле выскочит тридцать вместо двенадцати, это не футбол. Для того чтобы произошла нужная работа, должны быть те, кто должен быть, — команда.

— Я часто говорила людям гадости и не испытывала при этом чувства вины. Я смотрю на вас, и мне нравится, как это у вас получается.

— Прошу отметить разницу между жестокостью и безжалостностью. Человек, который жалеет других тире себя, переходит в другую крайность, в жестокость. Если вы понаблюдаете, то увидите, как жалостливые люди проявляют себя очень жестокими. Жалость переходит в жестокость. Я говорю о безжалостности в смысле не жестокости, а в смысле отсутствия жалости. Это очень существенно.

— Мне хорошо оттого, что упало напряжение в связи с уходом некоторых людей.

— Напряжение не есть что-то плохое. Плохо и хорошо — это оценки ума. Если вам надо сделать прыжок, а вы находитесь в вялом состоянии, то не сможете даже разбежаться, не то, что прыгнуть. У спортсмена, актера и у всякого, кто выполняет что-то важное, всегда есть напряжение.

— Наверное, это было не напряжение, а страх.

— Страх тоже можно трансформировать.

— Я испытываю чувство удовлетворения от ваших диалогов с нами и думаю, что здесь собрались азартные люди.

— Самоисследование очень азартная игра, и нет ничего авантюристичнее самоисследования. Если вы хотите провернуть самую большую авантюру в этой реальности, то выбирайте самоисследование.

Иначе вы никогда ничего не узнаете. Вы можете нахвататься чужих мыслей и представлений, но это не будет иметь отношения к самоисследованию. Оно осуществляется только через самого себя. Я могу создать такую возможность, но проводить его можете только вы сами. Для этого надо хотеть и делать это, в ином случае ничего не получится.

— Я испытала дискомфорт и хочу освободиться от него, проговорив то, что у меня сейчас есть. Вначале, когда я только пришла, почувствовала острое неприятие ко всем людям, которые, как я считала, не принадлежат к нашей группе. Мне было страшно и хотелось уменьшиться до размеров улитки или, что еще лучше, атома, чтобы стать незаметной. Меня просто сковало страхом. Такое ощущение, что с годами растет и мой страх, а я при этом хочу становиться всё меньше и меньше. Мне бы очень хотелось научиться испытывать любовь ко всем людям и раскрутить улитку, которая мешает это сделать. Из-за этого я не развиваюсь, нахожусь в закрытом состоянии и понимаю, что занимаюсь самоуничтожением. А неприятие людей возникает из-за страха быть непонятой. Я хотела бы трансформировать это чувство и попросить у всех прощения.

— За что вы хотите просить прощение?

— За то, что посылала такие импульсы, и чувствую, что эта энергия каким-то образом воздействует на людей.

— Кто просит прощения? Тот, кто чувствует себя виноватым. В этом мире всё происходит правильно. Если кто-то хочет обидеть, он найдет того, кто хочет обидеться. Если один хочет изнасиловать другого, то выйдет на свою жертву. Люди находят друг друга не случайно, здесь ничего не происходит случайно. Поэтому каждый, кто получил что-то, хотел этого. Если кто-то обиделся или оказался в роли жертвы, значит, он искал насильника.

— Но я не хочу выступать в роли агрессора.

— Хотите или не хотите — вы выступили. Теперь вы можете просто увидеть то, что делали, как роль. Разотождествившись с ней, вы увидите её со стороны. Почему у вас возникла вина? Если вы понимаете, что каждый ищет и находит то, что хочет, то при чем тут вина? Вы вместе хотели этого.

— Я не хотела себе этого состояния.

— Вы не хотели видеть своего состояния, но хотели сделать это и сделали. Примите ответственность за то, что делаете. Иначе вы будете испытывать вину бесконечно. Здесь было несколько людей, которые хотели обидеться, и я разыграл для них роль обидчика, при этом, осознавая то, что делал.

— Но как это?

— «Как» это вопрос ума. Я же сейчас говорю о ваших чувствах. Ни я, ни кто-либо другой не сможет вам ничего объяснить по поводу чувств, если вы сами не чувствуете. Вы можете ответить на вопрос: «Как ты меня любишь?» Вы любите и всё.

Если ваш эмоциональный центр отключен, вы никогда этого не поймёте. Существует много всяких книг о том, как заниматься любовью, но там нет главного — любви. Есть техники вместо любви. Ничего другого, кроме техник, люди не знают и интересуются только ими. Ваш вопрос аналогичен этому.

— Если бы я это чувствовала, то смогла объяснить.

— Основная проблема заключается не в том, что вы не знаете ответ на вопрос «как», а в другом — в разрешении чувствовать. Ваш ум запретил сердцу чувствовать, и поэтому он задает одни и те же вопросы: «Как, каким образом, сколько и так далее».