Творец может быть кем угодно

— Совершенно верно. Представьте себе, что творец, которым является каждый из нас, хочет создать некую вселенную. Для него это обычное дело. Он создает ее, а потом хочет стать кем-либо в созданной им вселенной, например, деревом. И несколько тысячелетий живет в таком образе.

Сотворивший всю вселенную, вмещающую биллионы разных существ, становится деревом просто потому, что ему интересно побыть им. Он создал эту игровую площадку, пришел на нее и может стать чем угодно.

— Я что-то не совсем поняла, не могу этого принять.

— Не принимает маленькое «я», которое сходит с ума от этого. Но маленькое и большое «я» — это две стороны одной медали. Я вам сейчас показал, что большое «я» может стать маленьким и что маленькое является одновременно и большим «я». Проживите это, не сопротивляясь, и узнаете, что так и есть на самом деле.

— Не знаю. Что-то у меня сегодня идет сопротивление. Как это так, Бог, которого мы привыкли считать вершиной всего, и вдруг — дерево.

— Это старая сказка. Обучая маленького ребенка, вы не читаете ему сразу курс по высшей математике, а рассказываете сказки. Подрастая, он будет слушать уже другие сказки. Я вам сейчас рассказываю сказки для взрослых, а вы всё еще хотите слушать детские сказки. Пожалуйста, оставайтесь в детском возрасте.

Людям рассказывали разные сказки, и они им верили. Это были сказки о Боге, которому надо поклоняться. Он мог разозлиться, если вы что-то не так сделали. Но это Бог, созданный человеком по образу и подобию своему.

Это, по сути, модель семейных отношений здесь на Земле, которые зашли в тупик. Современное воспитание всем уже невмоготу, но никто не знает, что делать. Старые сказки не работают. Я вам рассказываю новые сказки. Реализуйте их, если хотите, потому что они уже для более старшего возраста. Предпочитаете жить старыми — живите, но они уже не современны.

Если я, например, хочу управлять людьми, то приду и скажу: «Я — Бог». Начну показывать чудеса, все упадут на колени, признают во мне Бога и будут ждать моих приказов. Я поиграю в это, но потом мне всё надоест, потому что не интересно иметь дело с рабами. Да, они всё делают, но это просто механизмы. С кем вам интересно иметь дело — с рабами или с сотворцами?

— С сотворцами.

— Так становитесь ими. Почувствуйте себя творцами, а не механизмами с рабским мышлением.

— Страшно.

— Рабу всегда страшно, что хозяин будет не доволен, накажет.

— Я в своей жизни повторяю одни только страдания.

— Вы утверждаете себя в своем собственном страдании и бессилии. Привычка. Я разговариваю с привычкой, с механизмом.

— Ну, спасибо. Мне казалось, что я человек.

— Я знаю, что вы человек, и разговариваю с человеком, но мне всё время выставляют механизм. Для того чтобы прыгнуть, надо оттолкнуться от опоры и полететь. То, за что вы держитесь, и есть прыжковая опора. Так оттолкнитесь и прыгните. Опора нужна для того, чтобы оттолкнуться от нее, а не раскачиваться на ней.

— Как сделать этот прыжок?

— Для того чтобы что-то произошло, надо иметь намерение этого. Всё. Не понадобится высшее образование, гора прочитанных книг и ещё чего-то подобного. Нужно только намерение сделать это.

Вам надо сказать: «Я готов сделать это». И всё произойдет. Вопрос «как» не уместен. Всё произойдет так, как нужно. Формируйте намерение, если вы действительно хотите этого.

Ложь не пройдет, она не имеет энергии. Нельзя творить ложью, только чистотой намерения. Здесь вы водите друг друга и себя за нос, там не получится. Главный вопрос заключается в том, хотите вы чего-то или нет. Вы привыкли врать, говорить, что хотите того-то и еще чего-то, а на самом деле хотите сохранить то, что есть.

Каково ваше истинное желание? Вы можете сейчас с ним встретиться. Если действительно хотите прыгнуть, я предоставлю вам такую возможность. Представьте себя на краю пропасти и посмотрите, что будете делать.

— Намерение состояло в том, чтобы впустить свое истинное «я». Стоя на краю обрыва, освещенного солнцем, с поверхностью в виде пчелиных сот, из каждой ячейки которых выходил луч, я вдруг озарился этим светом и спустился с обрыва, превратившись в вас, потом — в огонь, который ничего не сжигает. И все, кто здесь находится, тоже светились. Вдруг я понял, что истинное «я» у меня уже есть. Пришла мысль, что не надо никому ничего доказывать, и если хочу, да будет так. Просить не о чём, всё исполнится мгновенно так, как мне надо.

— У нас неограниченные возможности. Мы можем быть кем угодно и создавать что угодно.

— Надо дать возможность себе это почувствовать.

— Так и есть. И на самом деле мы это уже имеем и являемся им. Эта реальность очень инертна. Мысли и чувства мы переводим в физическое воплощение. Всё, что здесь есть, создано мыслями и чувствами людей. Наши условия творения связаны с сильной ограниченностью данной системы координат, линейностью времени. Там наши мысли и чувства мгновенно переходят в реальность.

— Когда говоришь, что-то теряется.

— Вы говорите только для того, чтобы прочувствовать, что здесь вы являетесь тем же, который там. Вы провозглашаете себя здесь как Бога. Вот что основное. Это не вопрос передачи информации, потому что каждый знает всё. Мы просто напоминаем друг другу об этом. Смысл заключается в том, чтобы самому вспомнить о том, кем являешься, и помочь вспомнить другим.