Кто вызывает вашу ревность?

— В связи с чем у вас возникает ревность, какую женщину вы будете ревновать больше всего?

— Муж до сих пор любит девочку, с которой учился в одном классе. Я её знаю как человека, достойного любви моего мужа. У меня к ней даже ревности не возникает, потому что я понимаю, что передо мной человек, заслуживающий любви, я сама готова её любить и разделить с мужем любовь к ней.

— Вы ляжете в постель втроем?

— Я не это имела в виду.

— Я задел больное место. Вы готовы к осознанию?

— Думаю, что да.

— Вы всё время делаете упор на думание, на интеллектуальных вещах. У вас здесь сильная зацепка. Так к какой женщине вы будете ревновать?

— К глупой. Что первый, что второй муж выбирают женщин, которых я не могу считать соперницами. Это женщины с низкими моральными качествами, позволяющие себе флиртовать с чужими мужьями. Я этого себе позволить не могу.

— Вы не принимаете этого в себе.

— Мой первый муж удивлялся тому, что я бешусь, и предлагал завести любовника. Это меня оскорбляло. Со вторым — то же самое. У меня зацепка за идеальные отношения.

— Он найдет себе проститутку и не одну, а много. Чтобы уравновесить вашу крайность, ему надо найти много проституток.

— Так оно и есть.

— Так кто его туда толкает?

— Я конечно.

— Так как же помочь вам?

— Для того, кто хочет видеть, уже, по-моему, достаточно материала. Вам надо принять в себе дуру, которая может отдаться по первому зову. Если вы разрешите себе принять её, то пойдёт активизация другой стороны полярности. Сейчас у вас возникает большое напряжение в связи с усвоением того, о чём я говорю, потому что ваша часть «дура» считает, что не сможет этого понять. Увидьте её в себе, и тогда возникнет возможность сознательного проявления противоположной вашей части — «умной». Блокируя в себе «дуру», вы блокируете и «умную».

Вам надо учиться видеть механизмы взаимодействия противоположных сторон ваших личностных дуальностей. Если вы их ясно видите и понимаете, то сможете управлять ими. Пока уни управляют вами.

Понимаете, стать дурой — это расслабиться, а вы всё время в напряжении. Это напряжение не даёт вам возможности понять то, что вы хотите понять. Поэтому вам приходится записывать то, что я говорю. Вы здесь единственный человек, который ведет записи.

Быть дурой очень здорово. Вот я — дурак, но дурак осознанный. Я расслаблен, поэтому слышу всё, что говорят, и у меня активизируется другая — умная часть. Они всегда вместе, это близнецы — дурак и умник.

Я разрешаю дураку проявлять себя, и он дает мне полное расслабление. Именно поэтому я могу легко усваивать всё, что говорится, обрабатывать это и выдавать.

У вас очень сильное напряжение в интеллектуальной и сексуальной сферах, которые связаны между собой. На сексуальную сферу наложено вето. Очень жесткая мораль не дает ничего осознавать.

Стражи этой реальности вводят определенные вещи, с помощью которых они контролируют человека, дабы он не вышел за пределы дозволенного диапазона сознания.

Почему все так драматизируют происходящее? Потому что стражи стоят и смотрят за тем, чтобы не вылез очередной просветленный.

— У меня обратная ситуация. Я так устаю от давления на себя своего мужа, что иногда хочется сказать ему, чтобы он завел себе любовницу. Естественно, я не выступаю за открытый секс и свободные чувства.

— Что в этом естественного? Ваша внутренняя женщина боится и поэтому находит себе такого, который не будет давать ей делать то, чего она боится. Теперь вопрос к вашей внутренней женщине: чего она боится?

— Показать, что это и есть то, чем я на самом деле являюсь. Я вижу проявления этого и в школе с подростками, которых воспринимаю как потенциальных мужчин. Я понимаю, что не должна выступать с этой позиции, я же учительница. Поэтому боюсь дать выход этой энергии.

— Самое интересное, что и они чувствуют это. Пока что-то остается не проработанным, происходит его усиление, но все будут делать вид, что этого нет. Но оно есть. Пока не увидишь то, что есть, сделать с ним ничего невозможно.

— Я внутренне понимаю, что это самая сильная энергия, и она заставит моего ученика стать отличником. Но знаю, что нельзя использовать ее по прямому назначению.

— Почему нельзя? Можно, если допустить ее и разрешить её существование. Иначе это — способ скрыться от нее, бояться ее, и тогда она будет использована для чего-то другого.

Каждую энергию надо использовать по своему назначению. Но посмотрите, какие идут подмены, и ситуация полностью запутывается: я хочу его как мужчину, а требую от него, чтобы он был отличником. Всё. Мы полностью запутались.

Он тоже это интуитивно чувствует, но сказать ничего не может, так как не сознаёт то, что происходит между вами.

И всё это приобретает совершенно извращенные формы. Надо распутать этот клубок. Тогда каждый центр будет работать по назначению, а не подменять работу других центров.

Ваша задача решается не той энергией. Это всё равно, что я буду пытаться сексуальной энергией решать интеллектуальную задачу. Из этого ничего не получится.

— Когда возникают внутренние симпатии, то вопрос возраста отходит на задний план. В моем выпускном классе был мальчик, который напоминал мне мою первую школьную любовь. И в последние дни перед выпуском я призналась в своих чувствах к нему. Мне кажется, что он тоже чувствовал связь, возникшую между нами, и установившиеся отношения пошли нам на пользу. Этот контакт помогал ему учиться, мы понимали друг друга с полуслова.

— Потому что страха не было. Вы были с ним искренни, а на искренность человек отвечает тем же. Вот основной момент. А если есть страх, то нет искренности: я чувствую, но боюсь это чувствовать. И тогда возникает сильное искажение.

— Да. У меня идет отрицание женского начала. Моя мать страдала алкоголизмом, и её окружали мужчины такого же сорта. Теперь я понимаю, что так получилось в пику отцу. Романтический, неравный брак. У меня возникла ассоциация с матерью: нелюбовь, отторжение, неприятие себя как женщины.

— Нам надо исцелить своих внутренних мальчиков и девочек, потому что они никуда не исчезли, они находятся в нас и хотят получить своё. А мы продолжаем их подавлять, то есть проигрывать сценарии своих же родителей, когда мы были детьми, а они на нас давили. И мы теперь стали тем и другим одновременно. Если исцелить части самих себя, то всё примет совершенно другой оборот.

— Я бы хотела убежать от множества своих страхов за завтрашний день, за своих детей. С младшим сыном отношения не складываются, мы с ним постоянно в состоянии войны. Плюс материальные затруднения.

— Что вам кажется самым сложным в младшем сыне?