Очень важно понять боль отца и боль матери

— Теперь ты можешь прочувствовать, что чувствовал твой отец? Понять боль отца и боль матери очень важно. Мать била, но ей было так же больно. Нам необходимо соединить отца и мать, они заложили две половины нашего сценария. Эти сценарии противоположны и именно они создают внутренний конфликт. Для его понимания необходимо прочувствовать, что чувствовал каждый из родителей. Ни один из них не плохой и не хороший, они оба несчастны, так как не понимали, что происходит. В данной реальности, выбирая модель поведения одного из родителей, мы внутренне осуждаем и не принимаем модель поведения второго. Именно так разделенность передается по наследству. Кто из вас считает плохим кого-то из своих родителей?

— Я считаю плохими обоих родителей.

— С точки зрения отца — мать плохая, а с точки зрения матери — отец плохой.

— У меня мать хуже, чем отец.

— Ты приняла модель поведения отца и осуждаешь поведение матери.

— Мне кажется, что для меня очень тяжело осуждать, но иногда осуждение прорывается и очень сильно. Моя мама — осуждающая.

— Необходимо разобраться с вашим отношением к родителям. Кого из родителей вы осуждаете?

— Я своего отца никогда не видела и не знаю. У меня — отчим, и я считаю его слабым. Он алкоголик, бьет мать. Защищая мать, я поцарапанная иду в школу и бравирую этим, что мне всё равно. Меня кошки оцарапали. Я не хочу видеть другую сторону, мне же стыдно, что у меня такой отчим. Я бравирую тем, что отличница, хорошая и меня все любят, чтобы не чувствовать стыда. Отчим намного моложе мамы. Он сейчас серьезно болен, она ухаживает за ним как за сыном. Отец, по рассказам матери, живет где-то в Прибалтике. Мама говорит, что он пьет, и был судим за кражу какой-то мелочи. Осуждаю ли я отца — не знаю. Наверное, есть осуждение, но очень глубоко скрытое, что я его не вижу. Я прочувствовала страх, когда Аня с Таней дрались. Когда я сама за рулем, то чувствую себя спокойно, но когда еду с кем-то, то испытываю страх. Оказывается, я боюсь не самой смерти, а травм, увечья. Опять будут операции, хотя я их и творю себе. Мое тело все изрезанное. Еще. Все эти дни я сидела и молчала, внешне показывая презрение, а внутри восхищалась всеми. Вышла сторона дуальности — восхищение. Еще стороны дуальности «сильный — слабый». Получается, что сильный пьет… Первый муж слабый, не пьет, любит меня, но уходит к другой женщине, называет ее красавицей. Я считаюсь серой мышкой. Я начинаю пить, не могу ему признаться в том, что люблю его. Наверное, несу бред, но меня прорвало.

— Когда прорывает, то надо говорить и не пытаться подавить себя.

— Сильный — слабый, пьющий — трезвый. У меня идет сильное осуждение себя за алкоголизм. Сейчас я почувствовала свое сопротивление говорить. Когда выходишь в состояние вне ума, то состояние эйфории и благодати. Все видишь, такая легкость. Я предлагаю человеку поделиться, но сама не хочу. Возвращаясь сюда, я ни с кем не делюсь. Я закрываюсь, потому что вторую сторону себя я не вижу. Вспоминаю лишь состояние выхода из обусловленного ума, это классно, здорово, когда видишь все роли, это не передать.

— Это всего лишь эпизод, но далее ты снова попадаешь в свой сценарий, а, находясь в нем, не будешь видеть выхода.