Пункт обмена вины на осуждение

— Да. Набираются некие талоны. Когда их наберется определенное количество, тогда я их хочу «отоварить». К примеру, ваш муж гуляет с другой женщиной. Вы терпите, терпите, долго терпите, потом приглашаете свою лучшую подругу, с которой он переспит, а вы войдете в самый подходящий момент. Вот тогда вы и выложите ему всё, что накопили, весь набор талонов для обвинения. В этом большой кайф. Подругу вы сами нашли, и всё остальное вы сами устроили для усиления набора талонов вины с целью их обмена на талоны осуждения.

— У меня были ситуации с мужем, которые я сама создавала своей холодностью к нему. Он напивался, приходил домой уже озлобленный, заранее зная, что будет испытывать за это чувство вины. У него была фраза, что лучшая защита это нападение. Орет на всех, матом кроет, крушит всё на своем пути. Мы с детьми куда-нибудь засядем, чтобы не попадаться ему под руку. Сидим тихонечко.

— «Гуляй, гуляй Вася, сейчас мы наберем наши талоны и скоро обменяем их».

— На утро я ему на трезвую голову ни одного бранного слова, всё простым русским языком, но таким… Не терпящим возражения. Осуждала его до такой степени, что даже теряла сознание.

— Но это же кайф.

— Может быть и кайф, но до потери сознания.

— Смотри, какой кайф — аж до потери сознания.

— Даже не помню, как пришла или приехала на работу. Вот до чего доходило.

— Какой кайф! Ты так долго набирала талоны, и вот настал момент, когда их можно обменять на один талон для «отстрела дичи».

— Что даже у самой вышибло мозги.

— «Все! Вот тут-то тебе, милый мой, полный амбец! Я тебе такой концерт устрою, что мало не покажется».

— Я его вгоняла в состояние вины.

— «Потому что я была в таком же состоянии, а сейчас я тебе выдам всё — под самую завязку». Так делаются революции — «кто был ничем, тот стане всем». «Бей буржуев!» И бывшие затурканные крестьяне и обнищалые, измотанные рабочие получили добро на вымещение осуждения и задавленной и залитой водкой агрессии. Получили социально подкрепленные талоны в виде оружия и раздают свою агрессию налево и направо, расстреливая и глумясь над буржуями. Это уже политика государства.

— Самое интересное, что талоны набираются из хороших побуждений, под лозунгами, что я тебе помогу, я всё для тебя сделаю, всё выдержу.

— Быть ему незаменимой.

— Талоны набираются и обмениваются.

— «Я могу и это вытерпеть, и это выдержу, и всё, что нужно, сделаю». Так я набираю талоны, но никто об этом не знает, даже я сама. Но когда талонов уже достаточно, вот тут-то я отыграюсь. Это кайф эго, и оно от него отказываться не хочет.

— Одна часть готова терпеть безденежье, убегание от бандитов, всё, что угодно, только для того, чтобы набрать талоны?

— Это доказательство вашей святости. «Я для тебя делаю всё самое лучшее, а ты меня не ценишь! Всё это до поры до времени, пока я не наберу необходимое количество талонов для осуждения. Тогда и отыграюсь за все».

— С моей стороны это звучало, как желание просто помочь человеку, который нуждался в моей помощи. У него не было отца, а он мечтал об образовании. Я считала, что лучше я потерплю и отдам ему то, что у меня есть.

— «Я себя зажму, потерплю, животик подтяну. Как мне надоело всё это дело, а я всё терплю и терплю. Потом, когда он сделает что-то, что я сама подстрою, не понимая этого, вот тогда и оттянусь по полной программе». Так?

— Получается, что я одновременно и строила всё это. Строила и терпела.

— Конечно. «Я терпела, для того чтобы набрать энергию и перейти в осуждение». У некоторых людей это занимает целую жизнь или достаточно длительный промежуток времени. Например, супружеская жизнь завершается истеричным криком: «Я так и знала, что ты подлец!». Вот апофеоз пятнадцати лет жизни. «Ты разрушил всю мою жизнь! Пошел вон из моей жизни!». «Подлец» чувствует: «Да, я действительно подлец, разрушивший ее жизнь». Он уже ищет себе наказание. До этого он выступал судьей, осуждая ее и рукоприкладствуя. Орал, гонял по квартире и крыл ее матом, чувствуя свою правоту. Но кто был ничем, вдруг стал всем и занял все пространство. Ему уже нет места здесь. Так это происходит? В этом свой кайф.

— Это грустно и смешно одновременно.

— Я еще раз подчеркиваю, что именно от этого эго отказываться не хочет.

— Что оно еще имеет, кроме этого?

— Люди приходят и говорят, что у них страдания, им плохо, у них проблемы и так далее, но на самом деле они от них отказываться не хотят, но этого не понимают. Понять это — означает расшифровать игру эго, тогда вы перестанете получать кайф от осуждения и жалости к себе. На уровне энергии эго — это самый большой кайф. Это даже лучше, чем трахаться.

— Потому что к этому дольше готовишься.

— Это длительная подготовка, которая должна увенчаться успехом. Когда я вам говорю о новой матрице восприятия, ваш ум просматривает количество набранных талонов и говорит: «Так, у меня уже скоро апофеоз. Куда же это он нас завет? Это что же, я все талоны должен сжечь? Нет уж, извините. Мы их используем».

— Мне сейчас интересно. Мое эго испытывает кайф, когда в течение двадцати четырех часов выискивает, из какой части было что-то сказано. Старается. В принципе тоже кайф. Замечание сделали: «Можешь ли ты не думать и не задавать вопросов?». Это тоже кайф — видеть это всё.

— Потом вы будете поносить меня за то, что я вас не тому научил. От восхваления до распятия — один шаг.

— Это не восхваление, а что-то совсем другое. Это не из области скандала, а просто кайф — разгадать и увидеть. Какие-то загадки или что-то такое.

— Хорошо. Но за этим тоже лежит чувство вины и осуждение. У них очень тонкие очертания и видеть их сложно. Я повторяю: «Всё, что делает эго, а у «спящего» ничего, кроме эго, нет, все сводится к осуждению и вине». В каких бы это ни делалось контекстах, механизм один и тот же. Видеть механизм работы эго — это и есть Осознание себя. Если вы видите механизм эго, то уже не можете функционировать по старому. Думать, что ты осознаешь, и при этом набирать очки на свой счет «осознающего и просветленного» — вот что хочет ваше эго. Осознающий — это круче, чем умный. Он просто умный, а я осознающий, но механизм этой ловушки тот же самый. Эго не хочет расставаться с иллюзиями, потому что у него свой кайф в этом. Этот момент очень важный.

— Получается, что такое всегда будет у персонажа.

— Да, всегда. Персонаж, эго, личность — это одно и то же.

— Ничего другого здесь нет. Начинаешь судить или себя, или кого-то, а потом пошло чувство вины. Больше ничего и нет.