Все спящие хотят позитивного, но имеют негативное

— Конечно. Все спящие хотят только позитивного, но имеют негативное. Что же делать с негативным? Оттого, что ты хочешь позитивное, негативное только усиливается.

— Получается, что надо хотеть негативного.

— Я ничего не утверждаю. Я говорю о том, что есть, и с этим разбираюсь. Хочу, чтобы ты увидела логику негатива и позитива в своей жизни и то, как они взаимосвязаны. Если ты это не поймешь, то ничего не сможешь изменить в своей жизни. Тогда ты будешь поступать как все спящие, принимающие и отстаивающие только позитив. Всем нравятся разные вещи, но только позитивные. При этом они говорят, что у них есть негатив, и спрашивают, как от него избавиться. Это есть основное сумасшествие спящего, считающего, что можно избавиться от негатива, усилив позитив. Все так действуют на уровне организаций, семьи, государства — на всех уровнях. Хотят больше позитива, но по факту имеют больше негатива.

— Да. Скорее всего, проблема в том, что у меня есть сформировавшееся представление о том, каким должен быть муж. Если он соответствует моему представлению о муже, это принимается, когда же он перестает соответствовать моему представлению — такой он не принимается.

— Когда он такой, какого ты хочешь, он тебе позитивен, когда же он не такой, какого ты хочешь, он тебе негативен. И то, и другое есть в тебе. Я утверждаю, что ты хочешь, как позитива, так и негатива. Считаешь ли ты, что это так? Поэтому, когда твой муж лежит целый день на диване, то именно этого ты и хочешь. Хотя пока ты так не считаешь. Тебе нужны как ненависть, так и любовь. Каково взаимодействие противоположностей? Позитива и негатива, злого и доброго, хорошего и плохого, любви и ненависти? Они как-то связаны?

— Они переходят друг в друга.

— Точно. Они переходят друг в друга. Можно ли избавиться от чего-то, не потеряв противоположного?

— Задача видимо в том, чтобы не заходить в крайности.

— Что такое крайность? Спящий ищет «золотую серединку», но на самом деле боится обострения внутренних конфликтов. Немножечко посмеялся, немножечко поплакал. При этом кто-то безутешно рыдает, но и смеется безудержно. У них разные крайности, но взаимодействие позитива и негатива у всех одинаково.

— Тогда не надо называть что-то позитивом, а что-то негативом.

— Мы не можем не называть то, что здесь так уже названо, и в силу этого существует. С этим надо разобраться. Что тебя не устраивает?

— Не устраивает свое состояние раздраженности.

— Только что ты сказала, что позитив и негатив перетекают друг в друга. Тогда, что является обратным состоянию раздражения?

— Удовольствие.

— Тогда, если ты хочешь иметь удовольствие, то должна иметь и раздражение. Это и есть выражение перетекания одного в другое. Если ты не понимаешь взаимодействия противоположностей, то ничего с ними сделать не сможешь. Если ты это понимаешь, то начинай видеть то, что с тобой происходит, в соответствии с тем, как ты это понимаешь. Ты сейчас сказала о том, что противоположности перетекают друг в друга. Но исходишь ли ты из этого понимания при рассмотрении своих проблем или не исходишь? У меня такое впечатление, что ты из этого не исходишь.

— В связи с ситуацией, возникшей у меня дома, я подумала, что имеет смысл прочувствовать и как можно острее, вызвав свое раздражение, затем выйти в какое-то другое состояние, но для этого надо его видеть.

— Ты принимаешь в себе раздражение?

— Я не люблю себя раздраженной.

— Хорошо. Ты не любишь себя раздраженной, значит, не принимаешь эту свою сторону. Кто испытывает раздражение?

— Раздражение испытывает тетка, которая вечно недовольна.

— Кто эта тетка?

— Ну, это я.

— Значит, это ты? Значит, испытываешь раздражение ты, а не кто-то другой.

— Да. Это я, которая суетится в доме с детьми, с тряпками и прочей утварью. Вот эта тетка испытывает раздражение.

— Кто испытывает удовольствие?

— Это другая дама. Она такая спокойная.

— Какая дама? Там была тетка. Откуда же взялась дама? Негатив испытывает тетка с авоськами, вытирающая сопливых детей, а удовольствие испытывает великосветская дама.

— Она не обязательно великосветская, она просто спокойная и такая расслабленная.

— Но это та же самая тетка или нет? Та и другая — это ты?

— Я могу быть и той, и другой.

— Хорошо. Так ты кто?

— Я — это та, которая видит и раздраженную тетку, и спокойную даму.

— Хорошо. Ты та, которая видит себя и ту, и другую. То, что она видит, к тебе как-то относится?

— Да.

— Значит, ты и раздраженная тетка, и спокойная дама, и та, которая видит их обеих.

— Запуталась совсем.

— Это всё ты?

— Да. Это части меня.

— Значит, это всё-таки ты?

— Части меня, части моего эго.

— Это части тебя. Значит, и тетка, испытывающая негатив, и дама, испытывающая позитив, это части тебя. Так?

— Есть еще много всяких частей.

— Хорошо. Давай сейчас разберемся пока с тремя, потому что всё остальное столь же дуально как это. Получается, что они противоположны. Да?

— Тетка раздраженная, напряженная, с перекошенной физиономией, очень измученная и уставшая. Она это не успела сделать, что-то не смогла купить, есть нечего.

— Тетка в негативе. А другая, которая дама?

— Дама, она спокойная: «Ну, сейчас нет и не надо. Потом сделаю или куплю».

— Получается, что одна — позитивная, а вторая — негативная.

— Я себя чувствую комфортнее в состоянии покоя и удовольствия.

— «Я» — это кто? Вас уже трое.

— Нас больше.

— Давай разберемся с тройкой, а дальше будет уже легче. Ты говоришь, что чувствуешь себя лучше, когда спокойная. Это кто говорит?

— Из нас троих? Я не осуждаю себя. То третье, наблюдающее за двумя. Та спокойная дама не вызывает у наблюдающего… Спокойную даму хочется погладить, а раздраженной тетке хочется сказать, чтобы причесалась.

— Получается, что третья осуждает раздраженную тетку.

— Да. Злую тетку осуждает, а спокойную даму одобряет.

— Если третья осуждает одну, а другую одобряет, значит это не наблюдатель. Наблюдающий не осуждает. Тогда давай разбираться с двумя. Одной, которая спокойная дама, нравится спокойствие. Второй, которая раздраженная тетка,— что нравится ей?

— Ей нравится покой, она к нему стремится.

— Раздраженной тетке хочется спокойствия?

— Конечно. Ей хочется всё привести в порядок.

— Что творит раздраженная тетка?

— Она пытается переделать все дела по дому.

— При этом, у нее какое состояние? Что же творит раздраженная тетка? Какое состояние она творит?

— Хаос. Осуждение.

— Раздражение. Она же раздраженная тетка.

— Да.

— Значит, это ее устраивает. Если она творит раздражение, значит, ее это устраивает.

— Так ей кажется, что она это делает, для того чтобы избавиться от этого.

— Раздраженную тетку что устраивает? Она что творит? Пожалуйста, кто скажет?

— Состояние раздражения.

— Да. Состояние раздражения. Она его творит. Она и есть это раздражение. Если ты говоришь, что раздраженная хочет перевести всё в спокойствие, то я скажу: «Нет. Почему же она тогда до сих пор не перевела свое состояние раздражения в спокойствие?»

— Потому, чтобы перевести состояние в спокойствие, надо…

— Надо раздражаться.

— Надо сделать много чего. Изменить мир, который вокруг нее, в соответствии с ее представлениями о том, как он должен выглядеть.

— И только тогда возникнет спокойствие? Ты никогда не приведешь мир в соответствие с тем, что тебе кажется, поэтому всегда будешь в состоянии раздражения. Значит, ей нужно раздражение. А твоя спокойная дама почему спокойна?

— Потому, что она не пытается привести мир к своим представлениям.

— Поэтому она и спокойная. Это два совершенно разных подхода, и они творят два совершенно разных состояния. Так вот, раздраженной тетке нужно раздражение. Спокойной даме нужно спокойствие, и каждая из них именно это и творит. Как спокойная дама, так и раздраженная тетка — это ты. Это ты можешь уяснить?

— Да. Я даже вижу себя в этих ролях.

— Поэтому тебе надо, как раздражение, так и спокойствие. Иначе как ты узнаешь, что такое спокойствие? Спокойствие — это отсутствие раздражения. Как ты узнаешь, что такое раздражение? Раздражение — это отсутствие спокойствия. У тебя есть две стороны для сравнения. Отсутствие этих сторон не даст тебе возможность почувствовать ни раздражение, ни спокойствие. И то, и другое это ты, но сейчас ты создаешь эти состояния механически, не понимая того, как ты это творишь.

— Ну да. Потому, что я же не управляю этими состояниями.

— Как ты можешь управлять тем, что ты не видишь?

— Ну, почему же не вижу? Я же в состоянии раздражения сама себе не нравлюсь. Я же вижу это состояние и говорю себе, что меня опять понесло.

— Но таким осуждением себя ты вызываешь состояние раздражения. О чём мы и говорим. Раздраженной тетке нужно раздражение. Это твой способ вызывания такого эмоционального состояния. Для того чтобы иметь раздражение, надо быть чем-то неудовлетворенным. Эта тетка имеет то, чем она не удовлетворена, поэтому она и раздражена.

— Имеет.

— И ей это надо. Ей именно это надо.

— Зачем?

— Ты это у меня спрашиваешь? Это же с тобой происходит.

— Скорее у себя. Можно я подумаю немножко, а то я так долго нахожусь в поле всеобщего внимания, что хочется перевести дух.

— Хорошо. Пожалуйста, кто хочет поделиться своим восприятием нашего разговора? Что вы увидели?

— Я вижу, что не могу быть частью, которая творит покой, просто творящей покой. Я только творю покой своим убеганием от раздражения. Вот это я вижу.