Глава 5. Мое намерение — переживать Царство Божие здесь и сейчас

Мы живем той жизнью, которую считаем реальностью

— Если в этой реальной реальности я считаю себя только личностью и физическим телом, то все время нахожусь в опасении, страхе, потому что телу можно причинить много всякой боли, увечий, проблем и даже убить. С такой позиции самовосприятия, Душа, это что-то абстрактное. Причем отношение к ней у людей очень разное. У одного, как к девице, невинность которой он боится потерять, у другого это то, что сатана может утащить в ад. Душа для многих это что-то неизвестное, в отличие от физического тела. Так что же мы есть на самом деле?

Если я отождествляю себя с физическим телом, то понимаю, что рано или поздно оно умрёт. Тогда я нахожусь в постоянном страхе смерти. Все знают, что смерти избежать невозможно. А так как ответа на главный вопрос: «Кто я есть на самом деле?» у большинства людей нет, то выйти из такого состояния они не могут. Очень богатые люди даже придумали замораживать своё тело, что бы продлить жизнь.

— Мне мама на днях сказала, что я не сумела прожить свою жизнь хорошо, что молодость прошла и жизнь кончена.

— Жизнь не удалась, единственное что осталось, это вырастить детей и умереть. Смотрите, это реальная реальность, так живут люди. Посмотрите, что происходит у вас. Если человек воспринимает жизнь именно так, а твоя мама так ее воспринимает, потому что она говорит о себе, то такова и ее жизнь. Как мы воспринимаем жизнь, такую жизнь мы и имеем.

Многие люди живут так, словно им надо побольше нахватать, выполнить какую-то определенную программу, а потом умереть. А что за смертью — неизвестно. У меня есть реальная реальность, и в ней у меня есть дом, дети, которые орут, муж, с которым я никак не могу найти общий язык, набор проблем, с которыми я ношусь, как сумасшедшая, а потом смерть. А что после смерти? И что такое смерть? А что такое жизнь?

Жизнь, это одна сторона медали, а смерть, это другая её сторона. Как же можно жить на одной стороне медали? Есть ли это жизнь? Допускаем ли мы присутствие смерти в собственной жизни? Или считаем, что лучше об этом вообще не думать. Каково ваше отношение к смерти?

— Страха, по крайней мере, никакого.

— А что есть? Вы хотите смерти, не хотите смерти, вам все равно? Если все равно, то я вам сейчас предложу прыгнуть с девятого этажа.

— Сейчас я, наверное, не прыгну.

— Если вам все равно, то какая разница, почему не сейчас?

— Сейчас уже есть, что держит.

— Когда вы стоите на краю, то оказывается, что есть то, что вас удерживает от прыжка.

— Я уверена, что моя жизнь изменится.

— Вас держит будущее или вас держит прошлое?

— Будущее. Прошлое меня не держит абсолютно никак.

— А вы знаете свое будущее, которое, как вы утверждаете, вас держит?

— Я могу предположить.

— Можете предположить, а можете не предполагать. Зато прошлое вы точно знаете.

— Точно знаю.

— Так вас держит то, что вы можете предположить, или то, что вы точно знаете?

— То, что я точно знаю, меня абсолютно не держит.

— Тогда прыгайте.

— Так я же имею будущее.

— Так это и есть ваше будущее. Вы полетите. Смотрите, раньше вы боялись летать, вы хотели ходить, но это прошлое. Я вам предлагаю полетать. Вы пролетите до первого этажа.

— Это как в анекдоте. Верю, верю, Господи. Но отпускает руки и кричит: «Люди, держите меня».