Инструменты творения себя

— В результате ориентации на страх, люди пришли к бесчувствию, потому что жить так, как живет большинство людей, чувствуя, невозможно. И они закрыли сердце. Ум стал главным, а сердце второстепенным. И если кто-то опирается на чувства, то его быстро поставят на место те, кто исходит из ума. Они утверждают, что должно быть так и больше никак. Это тюрьма с жестким режимом, в которой не давали возможности расцвести чувству. А любовь это чувство.

Растоптанный цветок вряд ли уже расцветет. И тогда приходит боль, как невозможность выразить то, что есть в сердце, которую притупляют разными средствами: алкоголем, наркотиками, работой и так далее. Но принято ли об этом говорить? Много ли найдется людей, с которыми вы можете говорить о своих глубоких чувства искренно, без учёта нравится им это или нет, морально это или нет?

А если что-то не высказывается, значит, оно не действует здесь. Есть законы творения, которые заключаются в том, что сначала появляется мысль, потом она высказывается и дальше переходит в действие. И когда объединяются и становятся единым мысль, слово и действие происходит нечто очень важное, происходит акт творения.

Вы можете иметь массу фрагментарных и противоположных мыслей, многие из которых даже не осознаёте. Но все они творят вашу жизнь. А потом вы удивляетесь, почему ваша жизнь полна боли и страдания.

Здесь является нормальным затеять конфликт, оскорбить кого-то, обидеть, обидеться самому. Это неприятно, но является нормой, так все делают. А можете ли вы подойти и сказать, что любите? Это не нормально. Так что это за реальность, в которой не нормально даже произнести слова любви? Но в таком состоянии мы находимся.

— Я хочу чувствовать свет и идти к любви. До сих пор в жизни я поступала вопреки тому, что чувствовала.

— Это атрибутика данной двойственной реальности. Когда одна мысль противоречит другой, когда думаешь одно, чувствуешь другое, а делаешь третье. Это характерное состояние большинства людей, как в басне о лебеде, раке и щуке: они хотят вытащить воз, но все их попытки сводятся к нулю. Много суеты, дерганья, а положение то же самое. Таково положение дел в жизни многих людей. Но если вы намереваетесь изменить его, то вам надо, прежде всего увидеть то, что у вас есть сейчас.

— Обрести уверенность и целостность, чтобы все что делаешь, приносило радость, а не сомнения и разочарования.

— В двойственной реальности уверенность является противоположностью неуверенности. Вы можете знать, что уверены только при сравнении с состоянием неуверенности. Кому-то нравится чья-то уверенность, и он хочет подражать этому человеку. У него просто проявлено это качество, но в потенциале остается неуверенность. И чем больше ее в потенциале, тем больше он будет показывать свою уверенность. Но в какой-то момент эта дуальность перевернется, и он станет очень неуверенным. Это законы данной реальности.

Так какого рода уверенности вы хотите? Если по сравнению с неуверенностью, то это одно, потому что однажды она перейдет в неуверенность, и вы будете как на качелях попадать из одного состояния в другое. Только у кого-то это происходит быстро, у кого-то медленно, но раньше или позднее человек всегда перемещается в другую крайность.

Есть множество полярностей, именно они определяют то, что здесь называют личностью человека, которая имеет присущие только ей качества. Например, про человека могут сказать, что он умный, красивый, или глупый, ревнивый и так далее. Как определяют люди друг друга, так и мы определяем себя. Каким образом вы можете определить себя, свою личность?

— Хорошая.

— Непонятно, что определяет это слово. В это слово могут быть вложены совершенно разные понятия. Каково основное качество вашей личности?

— Не знаю.

— Никто не знает.

— Как же вы живете, если не знаете, кто вы есть, но при постоянно говорите и совершаете множество поступков от какого-то своего «я»? Что же это за «я»?

— Нечто.

— Если вы при поступлении на работу напишите резюме от имени «нечто», то вас никто не примет. Значит, вы блефуете? Хорошо, расскажите о привычных способах своего блефования.

— Я думаю, что я хорошая мать.

— А если я скажу, что вы — плохая мать?

— Вы не правы.