Словесная тара

- Когда собираются несколько человек, то они создают определенную атмосферу. Вот сегодня мы собрались в шесть часов. Каждый пришел в своем состоянии, каждый с каким-то своим запросом: осознанным или неосознанным. Когда мы собираемся, то что-то начинает происходить. Атмосфера первой встречи отличается от атмосферы третьей встречи. Атмосфера третьей встречи отличается от атмосферы пятой встречи. А почему это так?

Мне кажется, атмосфера определяется степенью заинтересованности каждого участника группы, его желанием почувствовать и понять других.

- Были ли в наших встречах какие-то моменты, когда вы действительно чувствовали это?

Мне показалось, что прошлая встреча была очень насыщенной, более накалена, по сравнению с сегодняшней.

- Почему так происходит? Например, два человека беседуют и вокруг них тоска и скука. Вокруг других - страх и агрессия. А вокруг некоторых людей, которые, может быть, просто молча сидят рядом, может быть, разговаривают, но вокруг них аура любви, принятия и доверия. Почему так происходит? Можно ли это понять, обращая внимание только на слова, которые они говорят? Есть ли что-то еще, кроме слов?

Так, что же является самым главным? Слова? Или что-то между словами? Слова или паузы? Что каждый из нас считает самым важным? В чем вы хотели найти точки соприкосновения? Где мы можем встретиться? Можем ли мы встретиться между очередями слов, которые мы пускаем друг в друга? Или встреча может произойти в каком-то другом измерении?

Когда ты видишь, что человек открывается и искренен, тогда и ты открываешься. Тогда происходит какая-то невидимая связь.

- Чему служат наши слова? Открытию или закрытию? Когда мы говорим, мы хотим себя обезопасить или разрешаем себе быть беззащитными? Эта масса слов, которую каждый из нас говорит здесь и в других местах - это автоматные очереди, с помощью которых мы освобождаем пространство вокруг себя, защищаем себя от чего-то. Или это шаги к открытому искреннему общению?

Что может вложить человек в слово? Ведь слово - это только некая форма. Слово - это тара, и эту тару мы друг другу передаем. Что же мы вкладываем в нее? Что в этой упаковке? Упаковка может быть очень красивой или безобразной. Но ведь это всего лишь упаковка. А фабрика, из которой выходят все эти формы, - сам человек. Так, чем же он их наполняет?

Своими эмоциями, наверно. Какой-то силой, может быть, внутренним смыслом.

- А на что вы реагируете? На эту форму или на то, чем она наполнена?

Я реагирую на то, как это слово сказано, на интонацию.

- А как вы воспринимаете то, что я говорю?

Это слова, которые несут силу.

- Вот вы говорите, что для вас мои слова несут силу. Как она к вам идет? Как она расходится в вас? Что с ней происходит?

Это как заряд. Это как наполнение.

- Как вы считаете - это важный вопрос для исследования? Ведь именно этим мы здесь занимаемся. Кто-то что-то передает. Кто-то что-то получает, потом тоже что-то передает. Это как вдох и выдох. Например, вы можете чувствовать себя в результате того, что происходит, как человек, который все время выдыхает и никак не может вдохнуть. Например, Дина может сказать, что ее не слушают, ее прерывают, что она никак не может выдохнуть, когда ее переполняет. А другой человек скажет: "Вот я все время выдыхаю, но не могу никак вдохнуть". Важно понять, как это происходит. Как у вас это происходит?

Глядя на некоторых людей, у меня возникает такая аналогия: человек просит воды, он кричит: "Дай воды, дай воды". Он выбегает с маленькой мензуркой в руках, которая уже чем-то наполнена. Кругом льется дождь, а он кричит: "Дай воды, дай "воды".

Так, что же вы слышите, когда слушаете?

Наверное, каждый бывал в парке. Там есть определенные тропинки и по ним ходят люди. Так, вот ум - это и большой парк, в котором есть свои дороги, и тропинки-мысли. У человека есть несколько хорошо протоптанных тропинок-мыслей. Есть пара больших дорог - магистральные мысли. Если человек пошел из пункта А, то он обязательно придет в пункт Б, идя по какой-то определенной тропинке. Можно составить карту ума человека. Там есть дороги-мысли, дороги-чувства, по которым он все время ходит. Они хорошо накатаны, и сходить с них он не хочет.

Так все-таки, что же мы слышим, когда слушаем, и что же мы видим, когда смотрим?