Жалость к себе

Вот какая ситуация произошла у меня с мамой. Она болеет уже несколько месяцев, причем болезни одна от другой отличаются. Когда я опять приехала, то она снова заболела. Теперь у нее плохая кардиограмма. К чему я это все рассказываю - ведь я поступала точно так же. Ее болезни - это защитная реакция. Она все время говорит: "Вы меня не жалеете. Смотрите, как я устаю. Я весь дом на себе тащу". Она все время пытается вызвать жалость к себе. И я так делала во многих ситуациях. Теперь я это смогла увидеть со стороны - как человек действует для того, чтобы его пожалели.

- Смотрите, как рука об руку идет удовольствие и страдание. Человек говорит: "Пожалей меня, я несчастен". Но он же должен стать несчастным, чтобы его пожалели. Возникает замкнутый круг. Человек делает себя больным, чтобы его пожалели. А какие мысли бывают перед самоубийством? "Больше всего меня пожалеют, когда я умру".

Да. Именно такие.

- Именно такие мысли и бывают. "Да, я вам сделаю. Вот тогда вы меня пожалеете. Вот сейчас вы меня не замечаете, не цените, не жалеете, но я вам покажу, на что я способен".

Вот до чего эта черта может довести. Она доводит до того, что человек самоликвидируется. И после этого вы скажете, что главная черта ложной личности очень полезна? Конечно, вы можете продолжать видеть только то, что доставляет вам удовольствие. Анекдот. Идет человек и видит, как какой-то человек ползает под фонарем и что-то ищет. "Что ты ищешь?" - "Ключ ищу". Он решил помочь. Теперь они вдвоем ползают, час проходит, потом второй. Он говорит: "Слушай, а может ты его потерял в другом месте". Тот отвечает: "Да конечно, я потерял его в доме". - "А чего ты здесь-то ищешь?" - "Там темно, а здесь светло." Вот так оно и происходит. Где нам светло и приятно, там мы и ищем. А там где темно, искать не хотим. Поэтому мы обычно видим только одну сторону своей личности, а другую видеть не хотим. Но пока мы ее не увидим, мы так ничего и не поймем ни о себе, ни о других людях.

В продолжение того, что со мной далее происходило, когда я вдруг увидела, насколько я себя жалею. Я увидела, что жалею себя практически каждую минуту. Это был ужасный шок. Шок и такое внутреннее возмущение. Все просто клокотало. Я увидела еще много другого, связанного с этим моим чувством.

- Мы начинали с вопроса: "Что будет, если личность умрет, разрушится?". Мы стали смотреть, почему и как она живет? И теперь мы воочию убедились, что умереть ей никто не хочет дать. Ведь именно поэтому я и хотел узнать у того, кто задал этот вопрос: "Зачем он это спрашивает?"

Из любопытства.

- Понимаете, я уже говорил, что дурачить другого - это полбеды, а дурачить самого себя - большая беда.

Можно еще вопрос? Когда я разбился в горах, то у меня было очень странное состояние. Это было состояние смерти. Ума не было, было что-то совсем другое. Я хочу понять, объяснить для самого себя, что это было такое?

- Обратите внимание, что сейчас делает ваш ум. Он все хочет узурпировать. У вас было какое-то переживание. Причем, как вы сами отмечаете, что оно было состоянием вне ума. Правильно? Так вот смотрите, что хочет сделать ваш ум. Он хочет узурпировать это переживание. Он хочет обладать тем, что ему не принадлежит. Вот в чем основная сложность. Он все хочет узурпировать. Он хочет понять смерть, а ведь это состояние вне ума. Состояние, в котором ум отсутствует. И какую же хитрую штуку он делает. Он начинает об этом говорить. Вы начинаете об этом говорить. Это говорит ваш обусловленный ум. Он говорит, и создается иллюзия, что он это знает и может понять. И тогда создается иллюзия, что это содержится в нем. Что он и есть тот, кто обладает этим. Он есть тот, кто может вам дать это.

Всякое переживание, которое он имел или ему кажется, что имел, он будет воспроизводить. Поэтому ничего нового не может быть. У него есть только то, что он уже имеет, знает. А это то, что он повторял уже много раз, и будет воспроизводить еще много раз. Смотрите, как силен ум. Личность человека все время пытается вернуться к привычному. Даже когда мы выходим на перерыв, начинаются привычные разговоры. Это то, что вы говорили уже много раз раньше, и вы продолжаете это говорить опять и опять. Вы говорите, что хотите узнать что-то новое. Но где же это желание, когда вы говорите об одном и том же? Вы говорите: "Мы хотим разобраться в чем-то", но ведь, когда вы разбираетесь, так сказать, в этом, вы говорите опять то же самое, что вы говорили много раз. Вы задаете те же вопросы. Вы говорите опять о том же самом. Где здесь новое? Может ли быть здесь вообще что-либо новое? Ум говорит: "Я хочу изменяться". И создается впечатление, что возможны какие-то принципиальные изменения. Может ли быть коренное, реальное изменение там, где есть обусловленный ум, напичканный множеством убеждений и верований?