На что указывает ваше раздражение?

— Смотри, чтобы увидеть свое непонимание, нужно уяснить, что это такое. Всякий из нас имеет какие-то знания, которые он еще не прожил, то есть он их не понимает. Какие-то знания человек прожил, и поэтому он их понимает. Ты понимаешь, что такое обида, раздражение, страх и так далее. Но ты не понимаешь, что такое необусловленная любовь, осознание. Так на кого ты раздражаешься, когда раздражаешься?

— На себя.

— Непонятно. На кого в себе? На ту, которая понимает, или на ту, которая не понимает?

— Та часть, которая понимает, мне кажется.

— Та часть, которая понимает, раздражается на ту, которая не понимает? Если та, которая считает, что она действительно понимает, то, что ей раздражаться? А если та, которая считает, что не понимает, то, что ей раздражаться, когда она не понимает?

Если я понимаю, что горячая вода горячая, то чего мне раздражаться? Или не понимаю, что холодная вода холодная, но зачем мне из-за этого раздражаться? Мне надо просто провести опыт и прочувствовать то, что я хочу прочувствовать. Зачем раздражаться-то? По поводу чего раздражаться?

— По поводу того, что не можешь из своего раздражения выйти.

— А как возникает раздражение? Вот что я пытаюсь выяснить. То есть ваше раздражение не имеет никаких оснований, как мы видим. А как возникло то, что не имеет никаких оснований? Если я понимаю, то понимаю. Если я не понимаю, то не понимаю. Почему вы раздражаетесь?

— Я же говорила. Представление о себе.

— Так что за путаница в представлениях о себе, которые порождают раздражение? Я и пытаюсь в этом разобраться.

— Сравниваю себя с моделью какой-то.

— Пожалуйста, расскажите, что вас раздражает в самом себе?

— Нерешительность, скованность.

— Чего хочет нерешительность? Нерешительность — это значит отсутствие решения.

— Что-то сделать, сказать.

— Смотрите: я делаю выбор решать что-то или выбор не решать что-то. Если я делаю выбор не решать что-то, тогда с чем связано раздражение?

— Тогда нет раздражения.

— Если я делаю выбор решать что-то, то почему идет раздражение?

— Вылезают две подружки: одна — не решай, другая — решай. И начинается: иди — не иди, делай — не делай. И идет раздражение, естественно. Или делать, или не делать? Только собираешься делать, а она вылезает — не делай. Поступай так — нет, не надо так поступать. И начинается сумятица.

— Значит раздражение связано с взаимодействием этих противоположных тенденций. Если они сознаются отдельно, то нет оснований раздражаться. Но раздражение возникает как результат их наложения друг на друга.

— Одна часть что-то делает, а второй это не нравится, и идет сопротивление.

— Значит, чтобы избавиться от раздражения, надо занять позицию одной части.

— То есть, если выбрал, то и делай.

— Да, но для этого мне нужно их принять как равнозначные. Если я не принимаю противоположные части как равнозначные, то у меня будет постоянно возникать раздражение и ненависть.

— У меня вопрос. Не всегда же одна часть делает, а вторая судит? Иногда нам нравится, когда мы что-то делаем? Значит одна и та же часть творит и оценивает, да?

— Да.

— А в других случаях одна творит, а другая оценивает?

— Да.

— Я пока не вижу, от чего зависит, какая часть оценивает?

— От непринятия одной части другой частью и отождествления с одной из них.

— Она про другое спросила.

— Именно на это я и отвечаю.

— Но в одних случаях нам нравится то, что мы делаем.

— В каждой личности существует непринятие одной частью своей противоположной части, и оно связано с вашим отождествлением с одной из этих частей. Вот я и спрашиваю: какая степень непринятия у вас существует и в каких ваших противоположных частях?

— Мне кажется, я раздражаюсь, когда не выполняю собственные решения. Решила сделать — и не сделала.

— Не делать — это тоже решение.

— Нет. Одна часть решила сделать, а вторая решила не сделать. Побеждает та, которая хотела сделать.

— Не побеждает, а судит. Смотрите. Одна часть решила: «Я пойду в кино». Потом выходит другая часть и делает так, что ты не идешь в кино. А первая ее осуждает: «Как так? Почему я не пошла в кино?»

И это вызывает недовольство собой.

— Недовольство одной части другой частью, то есть осуждение, является предметом всех непростых ситуаций, возникающих в наших личностях.

— Из состояния «полюби врага своего» можно полюбить раздражение? Это возможно?

— За ним просто можно понаблюдать.

— А любить его можно? Чувствовать не как врага, а как друга?

— Вы можете приветствовать сигнал красной лампочки в автомобиле, появляющийся, когда кончается топливо в баке? Он вам сообщает, что топливо на исходе.

— О чем сообщает раздражение в данном случае?

— О том, что между твоими частями возник конфликт.

— Между делающей частью и неделающей. Делающая раздражается на неделающую. Учитывая закон, о котором говорил Сан Саныч, отрицается раздражение, то есть, нет понимания. Не осознается неделающая часть.

— Раздражение — это индикатор конфликта. И он показывает, что суждение о том, что сейчас вы сделали, выносит противоположная сделавшей это часть. Поэтому такое суждение становится осуждением. Вот что это такое. Является ли индикатор, показывающий, что топливо кончается, плохим?

— Надо ему благодарным быть.

— То есть раздражение является показателем осуждения одной части вас другой частью. Это просто индикатор. Но человек не видит этого. Он просто раздражается, и все. Это все равно, что ехать на автомобиле, смотреть на красную лампочку и раздражаться. А она горит и горит, постоянно горит. То мигала, теперь гореть начала. Можно разбить эту чертову лампочку. Разбили лампочку — автомобиль остановился.

— Автомобиль надо разбить.

— Так на что указывает раздражение? На конфликт. Значит, надо начать разбираться с ним, то есть начать видеть, какая ваша часть по отношению к какой вашей противоположной части выносит осуждение. Это внутренний суд. Возникшее раздражение — показатель того, что в вашем внутреннем мире происходит суд. Вы судите сами себя. Надо увидеть, кто и кого судит.

— Часть, которая хотела сделать, судит ту часть, которая решила не делать, в данном случае.

— Ты можешь посмотреть на обе эти части без осуждения?

— Нет.

— Эти две части являются двумя кардинально противоположными подходами к ситуации. Мы начинаем разбираться, что говорит одна и что говорит другая, потому что и в той, и в другой есть нечто правильное, хотя противоположное. Но если я не хочу с этим разбираться, то возникает суд.

А начну разбираться — вместо суда и приговора приду к выбору. Когда у меня есть аргументы с одной и другой стороны, я могу выбрать. Тогда это будет не суд, а выбор. И если я сделал этот выбор, то раздражение исчезнет.

— Исследуя закон, в котором Сан Саныч говорил об осознании той части, которая либо слабо проявлена, либо проявляется подсознательно, неосознанно, можешь ли ты увидеть часть, которая творит, но не осознается, и усилить ее осознанно? То есть начать действовать как противоположность?

— Что такое выбор? Каждая из дуальных частей склоняет вас к определенному действию. Какая-то из этих частей у вас не проявлена или менее проявлена, чем противоположная. Надо эту часть проявить, что даст вам возможность увидеть данную ситуацию с двух противоположных, но равнозначных сторон.

— Просто иногда кажется, что проявление другой части может привести к беде.

— Давайте конкретно разбирать примеры. Какая часть кажется вам опасной? И вообще существует ли какая-либо беда, кроме беды неосознанности? По-моему, у человека одна — единственная беда, и она в том, что он не осознает себя.