Вытесняя свою ненависть, вы теряете энергию

— Что вы поняли из того, о чем сейчас говорилось? При этом не забывайте, что понимание это — новое знание о себе плюс его переживание.

— Вчера говорили по поводу импульса из сердца. Я провела исследование и увидела, что у меня сердце закрыто, а чувства следуют за мыслью. Иногда я не могу понять, почему у меня резко упало настроение, или слезы текут, или, наоборот, радость. Я не осознаю той мысли, за которой это чувство следует.

— Это ментальное исследование, которое ограничивается мыслью. Ментальное исследование не включает чувства. Ментальное исследование без исследования чувства не ведет вас к пониманию себя в целостности.

— Я это увидела. У меня идет мысль, а дальше — чувство какое-то. Само чувство не идет без мысли.

— Ты проводишь ментальное исследование, исключая из него чувства. Это просто логика твоего обусловленного ума, помноженная на такую же логику. Это движение по одному и тому же кругу.

— Я на этот семинар шел с колоссальным сопротивлением. Ощущение такое, что я вообще не уверен, что здесь нахожусь. Основных причин две. Во-первых, чувство ненависти, которое я вдруг стал испытывать к тебе, Саша, и, видимо, страх этого чувства. Предыдущий семинар — совершенная противоположность. И ты на прошлом семинаре дал мне возможность почувствовать, что я вообще могу что-то чувствовать. Сила ненависти была очень сильной и обескураживающей. Я был в состоянии жуткого непонимания. Разные мысли, а как следствие — ощущение, что нового я здесь уже ничего не узнаю — и так уже все знаю. В том числе было — надо вообще паузу сделать, а то очень тяжело. Надо передохнуть, это уже сверх моих сил, слишком разогнался. Различных вариантов было очень много, и они меня все время убеждали, что мне здесь делать нечего. Во всяком случае, на этом семинаре надо отдохнуть. Эта борьба и неприятие собственной ненависти привели к тому, что я вообще лишился всякой энергии. Она, видимо, вся ушла на вытеснение видения собственной ненависти. Ненависть к тебе я ощутил в первый день этого семинара. Но признаться себе в этом, конечно, очень тяжело, потому что сила ненависти очень большая. Не думал, что вообще могу так ненавидеть. Меня раздражали люди раньше, но не до такой степени. Все эти дни не знал, что делать, — эта борьба, отнимающая энергию, не позволяла мне полноценно участвовать во всем процессе: пытался эту борьбу рассмотреть с разных сторон, накал чуть-чуть отпустило, когда пришло понимание, что ненависть все-таки обратная сторона любви. Могу ненавидеть — могу так и любить. Но окончательно с этим разобраться мне сегодня, спасибо, Лена помогла: были нюансы, которые действительно требовали завершения; они тянулись издалека. Сегодня мне это удалось сделать, и я чувствую себя совершенно по-другому. Слава богу, я тебя опять люблю.

— Давайте не зарекаться. Я тебя тоже люблю-ненавижу.

— Да, конечно. Слава богу, что удалось почувствовать и то, и другое.

— Хорошо. Кто еще меня ненавидит? Не можете ненавидеть — значит, не можете любить.

— Я вас ненавижу за то, что вы разрушаете мой привычный образ жизни, привычное состояние.

— Если ненависть маленькая, и разрушение маленькое, то есть практически нет никаких реальных изменений. Если ненависть большая, есть и реальные изменения, но их надо осознать.

— Ты же сам этого хотел.

— Ну, разумеется. Но одна часть этого не желает. Она тоже жить хочет.

— Жить по-старому? Так вот, та часть, которая хочет жить по старинке, очень мощная, и она будет меня ненавидеть за то, что я мешаю ей так жить. Но если вы будете ее подавлять, то у вас будут мысли: не надо идти на семинар, ничего нового уже никто не скажет, а даже если пришел, ничего не понимаю. Это сумеречное состояние. Так вы почувствуйте ненависть! Она есть результат того, что я говорю о новом, а старое будет ему сопротивляться и очень сильно, вызывая чувство ненависти. А если вы не чувствуете ненависти, не допускаете ее переживания, она проявит себя в поиске причин того, почему вам не надо идти на семинар и заниматься самоосознанием.

— Да, но великий страх при этом существует, потому что ненавидеть — это плохо.

— Ненавидеть — это хорошо. Объяснитесь мне в ненависти.

— Я сегодня так много увидела благодаря Лене, Ане.

— Я вас спрашиваю о том, как вы меня ненавидите. Говорите по сути вопроса.

— Говорю по сути, что я осел, который ходит за морковкой. Не чувствую вообще. Это я увидела.

— Не чувствуешь чего?

— Ничего.

— Вообще ничего? Так не бывает.

— Бывает.

— А ты что чувствуешь, здоровячка? Ты меня ненавидишь?

— Временами — конечно.

— Расскажи.

— Когда вы произносите такие вещи. Позавчера надо было еще умудриться сказать, что у меня голос, видите ли, тот же самый. Я голос могу изменить. Это же надо такое сказануть.

— Скажи: «Я тебя ненавижу»

— Ненавижу за такие вещи.

— Какая разница за что? Ненавижу и все.

— Да.

— Хорошо. Ты почувствуй, почувствуй, как ты меня ненавидишь.

— У меня жар и пот выступает.

— Хорошо.

— Напряжение мышц идет сильное, лица, например. Вплоть до того, что я могу зубы стиснуть. Это, видимо, оттого, что не могу дать такой выход.

— Зачем выход? Ты признайся в ненависти.

— Но ведь выход должен быть обязательно физическим?

— Выход не должен быть физическим. Чувствую ненависть, признаюсь в этом, и тогда у меня пропадает оскал зубов, воинственный рык и я не хватаюсь за кобуру. Просто вижу свою ненависть. Проявлять ненависть в действиях надо тому, кто ее не осознает. Тогда он просто становится ненавистью и пытается убить того, кого ненавидит.

— Думаю, что это что-то цивилизованное. Разве это ненависть? Я же еще никого не убила.

— У тебя есть масса поводов ненавидеть меня.

— Ну, есть.

— Ты такая здоровячка и болезни свои даже не хочешь почувствовать. А я тебе предлагаю это. Разве это не повод?

— Что, простите?

— Предлагаю тебе твои болезни почувствовать.

— Что-то меня заклинивает здорово на этом. Видимо, я настолько в эту ситуацию вошла.

— Ты же не хочешь чувствовать себя больной, а я тебе это предлагаю все время чувствовать. Разве это не вызывает у тебя ненависть или хотя бы раздражения?

— Вызывает.

— Что это за раздражение?

— Я это не обозначала как ненависть. Скорее как злость.

— Так вот ты представь все то, что я тебе предлагаю.

— А я чувствую, что не понимаю. Нет, чтобы объяснить.

— Тебя это раздражает до ненависти. Ты почувствуй ее. Почувствуй, что тебя это раздражает до ненависти. Не надо изображать интеллигентность на лице и пытаться делать то, чего ты не хочешь делать. Так ты почувствуй ненависть, которую испытывает твоя здоровая часть, когда ей предлагают прочувствовать болезнь.

— Она считает, что она уже и так начувствовалась досыта.

— Так что ты чувствуешь, если ты — эта часть?

— Злость. И очень сильную, между прочим.

— Ненависть.

— Можно это обозначить и как ненависть.

— Ты ее чувствуешь или просто говоришь?

— Нет, я боюсь, видимо, просто этого обозначения.

— А ты не бойся.

— Потому что оно, видимо, связано у меня как-то с физическим насилием, и довольно прочно.

— Ты можешь чувствовать ненависть и не проявлять физического насилия?

— Могу.

— Я тебе это и предлагаю. Если ты чувствуешь ненависть и не осознаешь ее, будешь проявлять физическое насилие. Если ты чувствуешь ненависть и осознаешь ее, не будешь.

— Мне кажется, что, когда я осознаю, пугаюсь ее и запихиваю поглубже.

— Когда ты осознаешь ее, уже не пугаешься: осознание вне страха. А когда переживаешь ее неосознанно, хватаешь нож, потому что тебе страшно: она и есть страх.

— Хорошо, что у меня нет этого самого ножа в данный момент в руках.

— А ненависть у тебя есть?

— Есть, конечно.

— Ну, так чувствуй ее! Я тебя толкаю в объятия к ней. Я тебя толкаю к тому, чего ты не хочешь и хочешь одновременно.

— Да, наверное, действительно не хочу.

— Ты даже не понимаешь, хочешь ты или не хочешь. Если на самом деле не хочешь, то мои слова должны вызывать в тебе ярость, раздражение, ненависть. Ты можешь это почувствовать?

— Да чувствую я! У меня уже кулаки сжаты.

— Наблюдай за сжатыми кулаками. За чувством ненависти, за сжатыми кулаками — наблюдай.

— Да что мне от этого наблюдения?

— Тебе — это кому?

— Мне — той, которая злится и не понимает, что от нее вообще хотят.

— Наблюдай за собственным непониманием. Наблюдай и за яростью, которую вызывает это состояние. Это твое состояние.

— Мое, но…

— Но что?

— Но оно вроде как не должно быть.

— Но оно же есть?

— Есть.

— Но не должно быть. Хорошо, наблюдай за этим. Оно не должно быть, а оно есть. Наблюдай.

— А что хочется сделать?

— Не знаю, что-то физическое. Придушить.

— Ты его спроси: «Согласен он, чтобы его придушили?» Если ты на человека ни с того, ни с сего набросишься, это может кончиться конфликтом. Спроси, может, он согласен?

— У тебя желание придушить саму себя, понимаешь? Я тебе отражаю часть тебя, которую ты в себе не сознаешь. Ты разговариваешь сейчас сама с собой.

— Я понимаю, но это такая бессильная злость, которую не знаешь куда направить.

— Что хочется сейчас сделать? Прояви это в действии.

— Если она начнет ее проявлять, она ею станет. Я ей сейчас предлагаю не проявлять, а чувствовать и видеть ее. Чувствуй и наблюдай за ней. Она будет трансформироваться, если ты будешь наблюдать за ней.

— Она мне не нравится ведь.

— Но она у тебя есть?

— Она у меня есть.

— Так кто ее создал?

— Вообще-то я, конечно.

— Так ты сама себе не нравишься.

— Еще как!

— Так это злоба и ненависть тебя самой против тебя самой.

— Потому что я не могу сама с собой справиться. Саму себя изменить вроде бы надо.

— Наблюдай за двумя частями самой себя. Наблюдение вне страха и вне действия. Просто наблюдай за тем, что происходит.

— Сколько можно наблюдать? Какое-нибудь действие произвести, чтобы оно сразу все вышло.

— Можешь ли ты станцевать ненависть?

— Станцевать ненависть я не сумею.

— Почему? Ты хочешь что-то сделать. Какая разница? Тебе физически надо что-то сделать. Станцуй ненависть, разреши ей произойти! Ощути ее всю!

— Ты сама блокируешь все свои физические проявления.

— Я не чувствую этих проявлений.

— Но сейчас-то ты их чувствуешь?

— Сейчас я чувствую, да, но более слабых могу и не заметить.

— Сейчас ты чувствуешь?

— Чувствую.

— Но не даешь себе ничего проявлять. Ты сама себя душишь.

— Ну а как? Что конкретно?

— Возьми себя за глотку руками и души.

— Но я это делаю не физически, а как-то по-другому.

— Так сделай физически.

— А я не вижу, как я это делаю.

— Так попробуй физически и поймешь, как ты это делаешь нефизически. Ты глотку себе перекрываешь.