Почему я чувствую себя униженным?

— Я в январе вышел на свою черту, которая называется гордыней. Но я проживал это как высокомерие и унижение. И взаимосвязь таких вещей оказалась для меня столь сильной, что я много дней молчу, хотя запрос-то великий. Но и сопротивление не меньше. И проговорить это было очень тяжело, хотя с первого дня все складывалось таким образом, что это все время так или иначе демонстрировалось. Все с этим работали — проговаривали, проживали. Тяжело. Потому что в моей жизни ситуация в январе показала: высокомерие, в котором я жил и не осознавал этого, распространялось на все; сильно я себя обкрадывал в связи с этим, потому что страх быть униженным как раз и порождал высокомерие, а оно, естественно, закрывало путь к нормальному общению с людьми. Чувства выражать было невозможно — ведь ты все время на страже, как бы тебя ни унизили, а само высокомерие опять же провоцировало окружающих. То есть я часто попадал в ситуации, когда меня унижали. Это очень тяжело было. Я не понимал. Мне казалось, просто мир такой мир несправедливый, а я-то хороший, и совершенно не видел, что все это я провоцирую своим поведением. Это оказалось, повторяю, очень тяжелым, и мне сейчас говорить об этом сложно. Если люди не оправдывают моих ожиданий, то это всегда воспринимается как унижение, и других вариантов нет, что странно. Если я с каким-то намерением, с просьбой, с чем бы то ни было обращаюсь вовне, а мне отказывают, — всегда чувствую себя страшно униженным. И принять это унижение я не могу, хотя все понимаю вроде.

— Сан Саныч говорил, что с этим надо экспериментировать. Не бояться и бежать от унижения, а идти на это унижение совершенно осознанно. Осознанно пойти на унижение и увидеть, что при этом почувствовал. Полюби врага своего, полюби свое унижение. Полюби себя униженного, иначе будешь без конца бегать от себя униженного.

— Начните осознанно творить униженность, иначе вы никогда не будете в настоящем моменте. Быть в настоящем моменте — значит, каждое мгновение принимать себя в любых сторонах двойственности. Пока не поймешь — все, что творишь, творишь сам — и пока не примешь в себе полярные части, творящие твою судьбу, будешь в страхе. Но мы видим, почему делать это очень не просто. Каждая пара противоположных частей вашей личности находится в состоянии борьбы; одна часть мстит другой. То есть, начиная проявлять гордыню, вы затягиваете узел на шее унижения, унижение проявляет себя и бьет гордыню. Если вам охота это продолжать, то продолжайте. Только приходит какое-то понимание, как непонимание дергается и затягивает веревку на шее у понимания.

— Я представила, будто ты от меня требуешь бутылку, и я как собачка, на четвереньках, держа в зубах бутылку, приношу ее тебе, — и мне стало страшно. Я почувствовала себя очень униженной — и никакого кайфа. Страх — это да. Полюбить я это не могу.

— Наоборот, это было бы смешно, это был бы выход из унижения, потому что ты утрируешь унижение, и это уже перестает быть унижением.

— Есть осознанное унижение. Существует огромная разница между неосознанным и осознанным проявлением того, чего вы не хотите проявлять. Когда вы осознанно начнете проявлять это, вам будет кайф, потому что гордый мечтает об унижении. Тому пример, в частности, Гитлер: жил с Евой Браун, которая унижала его в сексе. И то же самое происходит у политических деятелей, которые идут к проституткам и просят, чтобы те их унижали. Тайная мечта каждого узурпатора, чтобы его кто-нибудь унизил, и он найдет того, кто это будет делать.

— Что он при этом будет испытывать?

— Так вы сами испытайте, потому что вы и есть эти самые узурпаторы. Испытайте кайф от унижения, но осознанно. Они это делают неосознанно.

— Все равно ты это делаешь, когда унижаешь, только ты от этого кайфа не получаешь. Ты все время находишься в состоянии неудовлетворенности. Если проживешь осознанно то же самое, потом второй раз, потом третий, то начнешь этим просто играть. А от игры ты будешь получать большой кайф.

— И тогда эта двойственность уравновесится. Если ты развела противоположные стороны этой двойственности так сильно, что всех унижаешь, то твоя другая сторона просто изголодалась по тому, чтобы тебя унизили. Но если ты не унижаешь других, то тебе не надо, чтобы и тебя унижали. Но к этому же надо прийти. А если противоположные стороны двойственности разведены очень сильно, надо проявить ее подсознательную часть, и тогда двойственность уравновесится. Это и есть гармония. Тогда ты вообще перестаешь мыслить в терминах унижения и оскорбления. Если ты кого-нибудь осуждаешь, тебе надо, чтобы и тебя осуждали. Раз двойственность разведена, то так и будет. Это тупик, в котором находятся многие люди.

— А мне вчера очень хотелось подползти к Ларисе. Лариса, я к тебе подползу. Дай я тебя в попу поцелую.

— Ты чувствуешь унижение?

— Никакого унижения, здорово.

— Я поняла, в чем дело. Вчера неправильно была выбрана ситуация. Я не воспринимаю ситуацию, когда на меня катят бочку как унижение. У меня другое понятие об унижении, поэтому попытка была безнадежной.

— Так выбери себе другую ситуацию.

— У меня так же, как у Олега — отказ в просьбе.

— Так найди кого-то и разыграй с ним это.

— Я не могу выйти на какую-то мысль.

— Опиши ситуацию, которая тебя унижает, и попроси других ее разыграть.

— Я даже не знаю, почему это меня унижает. Я боюсь даже просто спросить, потому что мне могут не ответить.

— Спрашивай меня.

— Это очень сложно для меня. Страх блокирует мысли.

— Спроси сколько времени.

— Сан Саныч, сколько можно меня шпынять?

— С тобой иначе никак нельзя, ведь ты дура. Тебе бесполезно говорить, потому что ты ничего не поймешь. Ты дура. Как тебя хвалить, если ты дура?

— Я умная.

— Ты дура.

— Нет.

— Дура ты. Что чувствуешь?

— То, что вы говорите, что я дура, — это ужасно.

— Дура ты стоеросовая. Последняя из всех дур, которые вообще рождались.

— Я могу понять все.

— Ты ничего не понимаешь. Ты дура.

— Нет.

— Кайф есть? Дура. Почувствуй кайф от того, что ты дура.

— Это не кайф, это обида.

— Почувствуй обиду как кайф. Дура, тебе не надо напрягаться, ведь ты дура.

— Я же всю жизнь доказываю, что я умная.

— Все, больше тебе не надо доказывать, что ты умная. Ты дура. Остаток жизни ты можешь теперь провести спокойно.

— А как можно испытывать радость от того, что я дура? Это же безумие.

— Я тебе и предлагаю безумное, то есть то, что не от ума. Возрадуйся, дура, ибо унаследуешь царствие небесное. Это классно, что ты дура. Заяви каждому здесь сидящему, что ты дура, и получи удовольствие. Нет борьбы. Так бы ты сейчас со всеми боролась — пыталась бы доказать, что ты умная, а сейчас просто подходишь к человеку и говоришь: «Слушай, а я дура».

— Разреши себе быть дурой хотя бы словами.

— Ты хоть попробуй, а то так и не узнаешь.

— Ты же не можешь быть умной без дуры, так прими дуру.

— Давай я с тобой рядом буду, а ты говори им, что ты дура.

— Две дуры.

— Мы дуры.

— Я дура.

— Ты дура.

— Не надо больше волноваться, не за что бороться. Иди и говори всем то, в чем боялась признаться. Не надо думать, просто говори об этом.