Что мешает нам находиться в настоящем моменте

— Что такое осознание?

— Присутствовать в каждый момент жизни, чувствовать каждое свое чувство, каждую мысль.

— А что мешает тебе сейчас чувствовать каждый момент жизни?

— Ум.

— А как он мешает?

— Потому что он начинает сразу видеть в прошлом или оценивать.

— Так что же такое осознание?

— Это отслеживать каждую свою мысль. Они, конечно, будут, но их надо отслеживать. Не просто улетел с этой мыслью, а видеть ее, отделять от себя. Тогда можно ее прекратить на каком-то моменте. Чувствуешь, что сейчас пошла мысль, значит, дальше она не будет развиваться. Если я наступаю ногами, то чувствую, как наступаю.

— Мы сейчас говорим о настоящем моменте. Как быть в настоящем моменте? Как ты будешь отслеживать свои мысли? Ты допускаешь, что часть твоих мыслей вообще не сознается, то есть они не допущены на уровень сознания? Осознавать можно то, что допущено на уровень сознания. А как быть с теми мыслями, которые ты не сознаешь, а мы видим, что их много? Ты предложила осознавать мысли, а как их осознавать, если они даже на сознание не выходят? И почему так происходит?

— Я думала, что, если быть внимательной, то все выходят на сознание.

— Это не так.

— Но если я буду осознавать эти мысли, то наверняка как следующий этап я буду осознавать те.

— А как вы будете расширять диапазон осознания, если многие ваши мысли не допущены до вашего сознания?

— Допустим их.

— А как допустим?

— Быть открытой всем мыслям.

— А как быть открытым всем мыслям? Я вам вчера доложил результат своего сорокасемилетнего исследования, которое начато очень, очень давно, даже не в этой жизни. Вы его поняли? Ведь в нем есть ответ на этот вопрос. Поэтому я и говорю: изложение готового результата мало что дает. К нему надо подойти самому, выстрадать и осознать его, только тогда он будет вашим пониманием.

— Наблюдая свои мысли, отслеживая их, видишь результат. Что-то происходит с тобой, а ты этого и хотела, это выбирала.

— Любой человек в каждый момент испытывает то, что он хочет. Так почему получается, что при этом он не присутствует в настоящем моменте? Потому что считает в силу наличия в нем двух противоречивых сторон, что он сейчас делает что-то не то с точки зрения одной части, и поэтому то, что он думает, чувствует и делает в настоящий момент, нецелостно.

То есть, половина вас находится в подсознании, и вы даже не сознаете ее. Поэтому сознаваемая жизнь личности — это не линия, а отрезки. Причем отрезки, насыщенные негативом, потому что человек поддерживает состояние борьбы того, что он сознает, с тем, что он не сознает. Не понимая этого, нельзя реализовать ни одну из благих формул, которые общеизвестны. Такие, как: «Будь в настоящем моменте», «Возлюби ближнего своего» и так далее. Они есть, но только непонятно, что это значит и как с этим быть.

— Страшно признать, что эта вторая часть, негативная с точки зрения первой, — тоже «я».

— Это и есть самый узловой и основной момент целостного восприятия самого себя. Но его надо выстрадать, надо прожить и осознать, к нему нужно прийти самому. Потому что все остальное не работает. Вы можете войти в так называемую медитацию, о которой так много сейчас говорят, но, скорее всего, это будет не медитация, а галлюцинация. Вы будете испытывать разного рода галлюцинации, приятные или неприятные. Возможно, вылезет негативная часть, и вы будете испытывать негативные галлюцинации и говорить, что медитация не удалась. А что вообще дают так называемые духовные техники?

— Они могут вас только приблизить.

— Приблизить к чему? Эта идея и движет многими ищущими, которые постоянно пробуют разные техники, но на самом деле у них мало что меняется. При этом основной вопрос остается вне рассмотрения. А он такой: «Кто я на самом деле? Откуда и куда иду?»

— Сан Саныч, то, о чем вы сейчас говорите, получается совершенно диаметрально противоположно тому, что мы проходили на тех семинарах, — наблюдению за мыслью, словом и действием? Мы исходили из «я», из здесь и сейчас. Сейчас мы уже выходим на две противоположные стороны личности.

— Да.

— Но это тогда перечеркивает то, о чем мы тогда говорили?

— Ничего не перечеркивает. Если я пересек финиш, то это не значит, что я перечеркиваю всю дистанцию, которую пробежал до этого.

— Я хочу увидеть разницу. Мы говорили, что я есть. Я здесь и сейчас. Сейчас уже не я. «А кто я?» — вы спрашиваете. У нас уже оказывается не просто двойственности, а две стороны личности.

— Я все время об этом говорю, но говорю по-разному. Сейчас я сформулировал закон дуального восприятия таким образом — предельно четко и предельно ясно. Но это не значит, что это предельно четко и предельно ясно для вас.

— Поэтому я и спрашиваю.

— Поэтому я и отвечаю.

— Я хочу сказать: что когда я вчера возвращалась после семинара, то увидела у женщины газету, где было написано, что женщина убила своего мужа, бабушку, дедушку и малолетнюю дочку. Я считала, что я садистка по отношению к бабушке, мужу, ребенку, обвиняла себя всегда за это. И когда я увидела, то смех дал мне возможность принять себя такую. Да, я буду это принимать, это моя особенность, и я буду ею пользоваться. Может быть, это кажется кощунством.

— Я просто не понимаю о чем речь, поэтому мне ничего не кажется.

— Вы и не можете понять, о чем речь, до тех пор, пока будете находиться в том сумеречном состоянии сознания, в котором протекает жизнь во сне частичного восприятия. А я вам рассказываю, что это за сумеречное сознание и как оно устроено. Если вы на самом деле готовы услышать и понять это, то сможете перейти в иное состояние сознания. Но есть ли у вас готовность понять себя целостно?

— Настолько, насколько сильная фиксация на положительном. Постоянно забываешь, что это не ты.

— Сама суть жизни в страхе заключается в том, что я не признаю наличие в себе негативной части. Таким образом, я все время нахожусь в страхе, потому что страх есть следствие войны двух сторон меня самого. Я вам раскрыл формулу страха. Я показал механизм страха, находящийся в самом человеке. Человек поддерживает его в силу собственного неведения. То есть одна его сторона не хочет видеть другую его сторону, и поэтому он все время находится в страхе некого террора со стороны своей противоположной части. Вчера мы это все рассматривали, но сегодня никто ничего об этом не говорит. Я просто смотрю, насколько эти вещи вами понимаемы.

— Я хочу рассказать о том, что со мной произошло за этот день. Я в конце настолько вошла в эту игру, что меня весь вечер трясло, хотя я сюда пришла благостная и расслабленная. Вечером меня муж встретил, обнял, приготовил мне ужин и спросил, что мне сделать еще. Это притом, что я все всегда везла на себе. Я об этом не думала и не желала. А утром встала вся зажатая, в состоянии жертвы, которую вчера пинали ногами. На работу ехала в состоянии паники. Я снимала сюжет, и мне нужно было договориться о съемке на завтрашний день. К середине дня я себя довела до того, что мне хотелось, чтобы кто-нибудь подошел и дал мне со всей силой по физиономии. Я подхожу к парню и говорю: «Врежь мне, пожалуйста!» — «Ирочка, все хорошо». — «Врезал бы мне, тогда было бы хорошо». Понимаю, что я вошла в эту ситуацию и мордовала себя по полной программе, потому что мне надо было договориться с рестораном о съемке. Мне отказали ресторанов десять, хотя обычно я договариваюсь с первого звонка. Я решила попробовать от этого получить кайф. Не получилось. Я стояла на страже и ждала, когда надоест. Тогда встану на это место и договорюсь. В результате та часть вернулась, все нормально. Кайф я не получила, но получила от второй части сильное моральное удовлетворение, потому что, когда я договаривалась с рестораном, они спрашивали, что им за это будет. Я сказала, что они с телевидением подружатся. У меня был совершенно сумасшедший день, и я увидела, что можно действительно хотеть получить по физиономии, хотя раньше я за собой мазохизма не замечала. Но физически мне не хватало этого, мне это нужно было.

— Смотрите, очень многие женщины делают все, чтобы получить по физиономии. Они найдут такого, который им даст по физиономии. Потом они будут кричать по этому поводу и найдут другого, который их и пальцем не тронет; но им одновременно нужен и тот, который даст им по физиономии. Я опять показываю наличие двух сторон личности, которые действуют в диаметрально противоположных направлениях — и при этом они одинаково являются вами. А сумеречное состояние сознания связано именно с тем, что мы не принимаем какую-то из этих частей. И в результате непринятия одной части, мы осуждаем те действия, которые она производит. Таким образом, мы все время находимся в страхе.

— Я чувствую, как я не принимаю.

— Вопрос заключается в том, кто этот «я». Я еще раз повторяю: если «я» — это та часть, которая не принимает другую часть и считает себя единственной, то вы будете все время в страхе. Вам надо перейти в понимание того, что «я» есть и другая часть. Вот что самое сложное, но это единственное, что может вывести человека на следующий уровень сознания. Не сумеречного сознания, а ясного видения.

— Сан Саныч, эта другая моя часть — она может быть еще и вовне, в другом человеке отражаться?

— Да. Она, как нам кажется, появляется извне и начинает нам досаждать, хотя на самом деле она внутри нас.