Найти дело жизни, чтобы от него отказаться

— Одна твоя часть ищет нагрузку, и она ее найдет. Другая часть хочет от этой нагрузки отказаться, и она это будет делать. Краткое описание сценария твоей жизни.

— Я пишу отчет и вхожу в состояние кайфа: я ничего не успеваю, сейчас провалюсь. Но если я буду писать отчет в этом состоянии, у меня и отчет будет соответствующий.

— Ты можешь разрешить себе провалиться? Ты можешь дать себе возможность полностью проявить часть, которая ленится? Тебя загрузили работой, а ты сидишь и ничего не делаешь. Все прибегают за результатами, а ты лениво отворачиваешься от них: «Вы думаете, я что-то сделала? Я ничего не сделала».

— Мне так уже противно бегать, пресмыкаться, так хочется сказать: «Все, не хочу ничего делать и не буду!»

— Можно так сказать или просто все заблокировать, но при этом мило улыбаться: «А что вам не нравится в моей работе? И это вам тоже не нравится? Как же так, это же так чудесно! Сядьте, отдохните, что вы все время бегаете! Сядьте рядом, давайте чайку попьем! Вы, наверное, давно не отдыхали?»

— Эти начальницы — две мои крайности. Одна как сумасшедшая бегает, хлопает дверью — не баба, а мужик. Вторая вовсе ничего не делает. Она все поручила нам, приходит к десяти, уходит в пять. Два часа в день занимается английским. Что касается моей второй стороны личности, то, когда я стала входить в нее, то есть в части, которые хотят провала, ничего не успевают, мне начальница сказала, что нужен срочный отчет. При этом ситуация странным образом разрешилась. Одна начальница не дала мне возможности писать отчет для другой, а та мне позвонила дать ей отчет устно. И когда я стала ей говорить, то оказалось, что все ответы на ее вопросы есть, хотя я думала, что их нет. И она осталась вполне удовлетворенной.

— Посмотрите, делание каких-либо дел совершенно не обязательно должно сопровождаться суетой. Их можно делать спокойно. Есть два способа делать. Если за это берется часть, которая все делает суетливо, она будет суетиться. Та, которая не суетится, будет это делать спокойно. На самом деле каждая из этих частей может делать что угодно, но только способ делания у них разный.

— Моя суетливая часть считает, что успеть можно, только суетясь.

— А несуетливая делает это по-другому, при этом суетливой кажется, что она все провалит. Ничего подобного, просто у нее другой стиль работы. Она такая же творящая как и та, просто они по-разному это делают. Но, оценивая друг друга, они не дают возможности каждой из них получать удовольствие от того, как они делают дела. А что ты вообще делаешь на работе? Какова цель? Это кому-то надо или это надо тебе?

— Мне совершенно не надо.

— Тебе это не надо? Значит, тебе надо там устраивать кого-то?

— Да.

— Значит, твоя цель — устраивать других?

— Если бы не деньги, я была бы счастлива там не работать.

— А что есть такое, что бы ты хотела сотворить в своей жизни?

— Я бы просто хотела иметь больше времени для себя.

— Для какой себя?

— Для той части, которая несуетливая.

— Для того чтобы она могла не суетиться? Я сяду и буду сидеть. Потом лягу и буду лежать. Потом встану и буду стоять.

— На самом деле меня интересует духовное развитие и все, что с этим связано. И получается, что я посредством этой работы сама себе мешаю.

— Как мы видим, духовное развитие связано со всем, что есть в жизни. Можно, конечно, отделить работу от духовного развития. Но на самом деле это не будет духовным развитием. Духовное развитие — это то, что касается всей жизни в целом, а не какого-то ее куска, который назван духовным развитием. Это мое видение.

— Я поняла, что просто хочу получать удовольствие и делать то, что нужно мне, а не кому-то.

— Тебе кажется, что ты делаешь ради кого-то. На самом деле ты делаешь все только для себя, правда, не понимая этого. Никто не может делать что-либо ради кого-то. Он просто видит в лице кого-то самого себя, которого он не признает как самого себя. Ты же сама сказала, что две твои начальницы есть отражение твоей двойственности. Ты говоришь, что делаешь только для них, что они тебе надоели, и ты хочешь побыстрее уйти с работы, но ты не можешь уйти от них, потому что появятся другие, которые будут также воплощать эти твои части.

В жизни тебя все равно будет преследовать та же самая двойственность. Везде будет то же самое, потому что от жизни, то есть от себя, не уйдешь. Градация на духовное развитие, на работу, на личную жизнь, на отдых, еще на что-то — эфемерна. Значит, разбираться с собой надо везде, где находишься и, в частности, на работе.

— Я сегодня почувствовала, что в этом надо разбираться прямо в тот момент, когда на тебя все это наваливается. Обычно думаешь: «Ну ладно, разберусь в следующий раз».

— А что такое духовное развитие? Зачем тебе это? Ты говоришь, что тебя интересует духовное развитие, а работа тебя не интересует. Ходишь на нее только потому, что деньги платят. А духовное развитие? Здесь деньги тебе не платят. Тут их у тебя забирают.

— Наверное, я думаю, что посредством духовного развития моя жизнь будет более приятна. Я буду получать удовольствие от жизни и чувствовать смысл в ней. Не то, чтобы чувствовать, а реализовывать его в каждый момент времени.

— Чтобы видеть смысл в жизни, его надо создать и осознать. Невозможно видеть смысл жизни, если ты его не создашь. Пациент спрашивает врача после операции: «Доктор, я жить буду?» А тот отвечает: «А смысл?» Такой вот анекдот. Так что смысл в свои действия вносит сам человек. И никто не ответит на этот вопрос, кроме него. Какой, например, смысл в том, что вы сейчас сидите здесь?

— Никакого.

— А что же вы тогда здесь сидите?

— Выйти за рамки самого себя.

— Познать себя, свою истинную суть.

— Полюбить себя.

— Мой изначальный вопрос был таким: «Зачем я вообще живу? Смысл этого». Может, за этим я здесь?

— Думая об этом непростом вопросе, ты родила двух детей, переехала из Сочи в Москву и совершила еще много других действий. И какой смысл? А почему ты родила двух детей, а не одного?

— Я вообще хотела одну дочку.

— А почему у тебя их две?

— Одну очень хотела, а вторую — заставили. Недавно я вернулась в состояние беременности первой дочерью, увидела, с какой любовью я ждала этого ребенка. Не зная, кто это, я ее любила безумно, ждала. И насколько я не любила второго ребенка. Меня насильно заставили, со скандалами.

— Так кто родил твоих двух дочерей?

— Две стороны моей ложной личности.

— Есть часть, которая хочет рождать в принятии, и есть часть, которая хочет рожать в непринятии. Но обе эти части твои.