Хочешь стать толстым и счастливым?

— Дайте насладиться каждой части ее творчеством. Например, одна ваша часть говорит: «Нельзя очень много есть, потому что будешь толстой». Другая говорит: «Нет, надо быть толстой». Если у вас есть эта часть, так перейдите в нее и насладитесь тем, как вы создаете свою толщину.

Вы полненькая, потом жирная, потом очень жирная, колоссально жирная. Вы начинаете иметь затруднения в транспорте, не можете пройти в дверь, вам трудно лежать — кровать уже не вмещает вас, но вам классно от этого. Вы едите еще больше. Вы занимаете первое место на конкурсе самых жирных.

— Во мне есть часть, которая хочет обожраться так, чтобы вообще уже ничего не лезло, ничем себя не останавливать. Нажрусь и все.

— Так вот и получите это удовольствие.

— Так я его получаю.

— Но кто его оценивает?

— У меня практическое соображение. Я буду получать от этого все время удовольствие, но эта часть, она же сделает свое дело в итоге.

— Это какая часть сейчас говорит?

— Другая.

— Мы выяснили, что, находясь в положении оценки одной своей частью проектов противоположной части, мы будем всегда испытывать страх. Всегда. Если вы хотите продолжать жизнь со страхом, то пожалуйста. Вы уже знаете, как это делать. Все это и делают.

Мы выясняем, что уйти от страха можно, начав рассматривать продукты творчества каждой из своих противоположных частей с точки зрения той части, которая это и творит. С точки зрения обычного человека это дикий взгляд. Например, те, которые хотят быть толстыми, собираются вместе и оценивают друг друга: «Ты еще прибавила пять килограммов? Здорово, замечательно! Я знаю женщину, которая за месяц прибавила сразу сорок килограммов». Это предмет восхищения. Они все очень много едят и у каждого есть свои способы потолстеть быстрее. Им кайф от этого.

— Та часть, в которой я сейчас нахожусь, сразу думает, что быть стройной оправдано. Ты хорошо выглядишь.

— Тогда у тебя будет мужчина?

— Да.

— «У меня будет такой же стройный мужчина, как и я, и мы будем с ним общаться на всех уровнях», — думаете вы. Но его нет. Годы идут, а мужчины нет. А уже так много не съедено. В прошлом году можно было съесть так много тортов. Год закончился, торты не были съедены, а мужчина не пришел и неизвестно придет ли.

А почему мужчина не может любить толстую? Есть мужчины, которые хотят найти толстую женщину. И фактически, у тебя не появляется такой мужчина по той причине, что ты не достигла еще нужной кондиции. Он ходит, смотрит на тебя и думает: «Не созрела, еще не готова» — и уходит. А ты думаешь: «Как бы еще тоньше стать». Он смотрит — похудела, опять придется ждать. И уходит. Ты оторвись, прибавь килограмм сорок, и тогда он подойдет к тебе и скажет: «Женщина, теперь я готов с вами общаться на всех уровнях».

— Он будет жирный, наверняка.

— Да. И тебе это будет в кайф. Ты скажешь ему: «Какой ты толстый и красивый! Как долго я тебя ждала».

— Как в анекдоте. Мужчина заходит в магазин и говорит: «Когда у вас будут покупать панталоны семидесятого размера, то дайте, пожалуйста, мой телефон».

— Видите, избавиться от страха — значит еще избавиться от многих других иллюзий. Как все взаимосвязано. Я не могу избавиться от страха, потому что не могу допустить, чтобы я стала толстой. Поэтому я буду терпеть страх, дабы не быть толстой. А почему собственно не быть толстой?

— В этом случае вторая часть останется неудовлетворенной?

— Они обе неудовлетворенные в любом случае. Та, которая осуждает тебя за еду, она удовлетворенная, что ли?

— Нет, конечно.

— Они обе совершенно неудовлетворенные.

— Я не ела один месяц. У меня настолько было ужасное состояние… только с утра наедалась.

— Так это хроническое неудовлетворение. Теперь смотрите, как мы творим это хроническое, постоянное, бесконечное неудовлетворение.

— Пытаемся балансировать между двумя частями.

— Мы сейчас выяснили причины страха. Мы увидели, что страх — это на самом деле желание. Вы согласны с этим? Теперь мы начинаем рассматривать, кто тут есть желающий избавиться от страха. Выясняется, что нет таких желающих. Все хотят продолжать эту игру в тревогу по поводу здоровья, толщины, женственности, мужественности, власти, богатства и так далее. Получается так?

— Сейчас, если нет страха потолстеть, то одна моя часть боится, что другая будет есть все подряд и потолстеет.

— Она боится совершить этот переход. Просто надо дать себе волю, и все.

— Она уже не один, а много раз давала себе волю, но только потом вторая часть начинает ее судить.

— У меня тоже бывают колебания: купить эту вещь или не купить? Когда покупаю, я говорю, что хорошо, что ее купила, получаю удовольствие и у меня больше позитива. Я позитивный по жизни человек. Это не значит, что у меня двойственностей нет.