От болезни к здоровью и обратно

— Я не могу экспериментировать, когда это идет на уровне страха. Я научилась с ним справляться, не позволяю ему овладеть мной.

— Какое «я» не позволяет вам овладеть страхом?

— Это неважно.

— Как это «неважно»? Если это неважно, то тогда зачем мы вообще об этом говорим?

— Просто когда ситуация выходит на уровень страха, я моментально ее стараюсь заблокировать.

— Какое ваше «я» пытается ее заблокировать?

— Та часть, которая боится этого страха.

— Это страх страха. По какому поводу вы его испытываете?

— Как правило, это в основном касается здоровья. Любое отклонение состояния встречается испугом.

— То есть у тебя существует мощная часть, которая считает, что ты должна быть всегда здорова, и такая же мощная часть, которая считает, что ты всегда должна быть больна.

— Трудно представить себе, но, наверное, так.

— Если этой части нет, а болезнь существует, то каким образом она появляется?

— Видимо, существует.

— Давайте смотреть, каковы ваши представления о причинах своих заболеваний?

— В моей голове просто не укладывается, что какая-то часть меня хочет заболеть. С моей точки зрения это противоречит здравому смыслу.

— Значит, твой здравый смысл создан твоей «здоровой» частью. Здравый смысл «больной» части — болеть, а здравый смысл «здоровой» части — быть здоровой. Но откуда вы знаете, что вы здоровая? На данный момент вы здоровая?

— Не вполне, но более или менее.

— Это очень расплывчато. Так более или менее? Ты так стремишься быть здоровой, так тебе ли не знать, здорова ты или нет. Я задаю простой вопрос: «Ты здорова?»

— Нет, стремлюсь.

— Если ты стремишься быть здоровой, значит, ты больна.

— Да. Но не могу этому радоваться, не умею.

— Мы вообще не можем радоваться, никто здесь не умеет радоваться. Значит, ты стремишься быть здоровой, но в настоящий момент ты нездорова. Но ты не можешь знать, что такое здоровье, если не знаешь, что такое болезни. Это так?

— В принципе, так.

— В принципе или так? Если здоровая часть опирается в своем самоопределении на болезнь, то каким образом она будет знать, что она здоровая? Значит ей все время надо бороться за здоровье, то есть быть в болезни. Так где твоя больная часть? Она вовне? В больницах, поликлиниках? Или внутри тебя?

— Наверное, внутри, если это моя часть.

— Здоровая часть смотрит на больную и в ужасе бежит в обратную сторону. «Надо быть здоровой, надо быть здоровой!» — кричит она. А та бежит за ней: «Надо быть больной, надо быть больной!» И они бегают по кругу одна от другой.

— И что?

— Если тебя это не интересует, то ничего.

— Я не говорю, что не интересует.

— Если интересует, то что именно? Что собственно тебя в этом интересует?

— Я бы предпочла, чтобы второй части не было.

— Кто это «я»?

— Та часть, которая хочет быть здоровой.

— А как она узнает, что она здоровая, если не будет второй части?

— Но опыт болезни уже есть. Хватит.

— Опыт болезни создан кем?

— Мной в том числе.

— Если он есть, а вы ему говорите: «Хватит», — то вы его сохраняете.

— Почему?

— Если у вас сейчас убрать опыт болезни, то откуда вы будете знать, что здоровы?

— Но он же у меня есть!

— Значит, вы его продолжаете.

— А почему я не могу его прикончить?

— Потому что тогда о здоровье говорить будет невозможно. Все люди, которые волнуются по поводу здоровья, все время опираются на болезнь. Зачем они все время ставят клизмы, втирают мази? Чтобы быть еще более здоровым. Но здоровье замеряется по отношению к чему? Ты хочешь быть еще более здоровой по отношению к здоровью, которое у тебя уже есть?

— В принципе возможный вариант.

— У любого здорового есть свои болезни.

— То есть? Есть люди, которые вообще здоровы?

— Что такое здоровье? Никто не знает этого. Медики не знают, что такое здоровье.

— Можно расценить как отсутствие болезни.

— Вот именно, здоровье определяется как отсутствие болезни. Таким образом, для здоровья необходима болезнь, иначе не будет здоровья. Почему я так долго об этом говорю? Потому что это характерно для любой двойственности. Смотрите, одна сторона дуальной личности всегда будет утверждать, что ей не нужна противоположная сторона, она самодостаточна. А я вам показываю, что это невозможно, она не может быть самодостаточна, потому что тогда это медаль с одной стороной. Вы можете себе представить медаль с одной стороной?

— Но можно смотреть на одну сторону.

— Смотреть можно, но вторая-то сторона все равно есть. Вы и смотрите сейчас только на одну сторону себя. Вы можете так и остаться в своем одностороннем видении. Тогда вы будете повторять все время одно и то же. И это происходит у вас на протяжении многих лет. Все время одни и те же вопросы, одно и то же выражение лица и один и тот же тембр голоса. Все то же самое, ничего не меняется.